Меню
| ХК Динамо Минск
ХК Динамо Минск
Интервью 12 июля 2016

Давид Улльстрем: очень любил играть на «Минск-Арене»

Корреспондент «Прессбола» Сергей Николаев подробно расспросил новобранца «зубров» о его карьере и жизни.

Улльстрем.jpg

Как проходят первые дни на новом месте?

- Пока превыше всех ожиданий. Мне нравится все: клуб, новые партнеры, город. Адаптация проходит очень гладко. Тренировки тяжелые, но качественные. Я провел в КХЛ уже три года, и мне есть с чем сравнивать. Здесь развитая инфраструктура, об игроках прекрасно заботятся.

В одном интервью ты сказал, что сам предложил вариант с «Динамо» своему агенту...

- Да. Я же три года приезжал в Минск. Очень любил играть на «Минск-Арене», здесь отличная зрительская поддержка. А в «Сибири» оставаться точно не собирался. Хотя там болельщики тоже хороши, привык к ним.

Уже запомнил всех новых одноклубников?

- Не совсем. Слышу, как кого зовут, но уже через час могу забыть. Надо больше времени. Но лица все знаю, как и игровые позиции каждого. Против большинства ребят выходил на лед раньше. А с Ковыршиным даже выступал вместе за «Северсталь». Но, кроме Евгения, лично ни с кем знаком не был. Что это за люди – пока судить тяжело. В любом случае, проблем в общении нет, ведь практически все в команде знают английский.

В предыдущих клубах КХЛ было не так?

- Там «инглиш» в ходу гораздо меньше. Я немного знаю русский, но здесь им почти не пользуюсь – можно обойтись английским. А вообще забавно, насколько тесен хоккейный мир. Со многими динамовцами у нас, оказывается, есть общие друзья, кто-то с кем-то играл вместе...

О Крэйге Вудкрофте раньше что-то знал?

- Даже его фамилия ни о чем не говорила. Но перед подписанием контракта мы пару раз созвонились. Впечатление было хорошим – мне захотелось поработать с серьезным и профессиональным тренером. Да. Крэйг именно такой. Он выкладывает все карты на стол и делает все, чтобы ты играл. Прямой человек.

Раньше за «Динамо» выступали шведы. Знаешь, кто именно?

- Имеешь в виду Петрашека? Он мой земляк, тоже из Йенчепинга. Знаю Давида очень хорошо. Сейчас мой тезка уже закончил карьеру и открыл чудесный ресторан. Мы регулярно видимся. Спрашивал его о Минске, как и Теему Лайне. У финна жена тоже из Йенчепинга, и он сейчас выступает за тамошний «ХВ-71».

С Дмитрием Мильчаковым общаешься по-шведски?

- Ха, этот парень меня здорово удивил. Слышал, как Дмитрий говорил по-русски с ребятами. Я с ним немного пообщался по-английски, а через минуту он вновь подошел и свободно, безупречно заговорил по-шведски. Мильчаков владеет языком, как настоящий швед, у него северный акцент. Он застал меня врасплох.

А ты сколько слов знаешь по-русски?

- Их уже слишком много, чтобы сосчитать. Хотя мне до сих пор сложно связать их в предложения. Определенный словарный запас есть, с помощью жестов могу объясниться. Но полноценную беседу не проведу. Когда россияне или белорусы общаются друг с другом, понимаю отдельные слова, часто улавливаю общий смысл сказанного. В прошлом сезоне наш тренер в «Сибири» мало говорил по-английски. Но когда он рассуждал на хоккейные темы, я более или менее понимал. «Шайба», «нападающий», «защитник»...  А вот интервью на русском точно не дам. Даже не пробовал.

Что делаешь в Минске в свободное время?

- Отдыхаю, ем... Ищу квартиру, рассматриваю варианты. Пока мало видел город, не гулял по нему – в основном ездил на машине. Своей пока не в обзавелся, подвозили одноклубники.

Роб Кликнхаммер рассказал, что в первый же день в Минске его узнавали и просили сфотографироваться.

- Серьезно? Ко мне пока никто не подходил. Но Роб прибыл сюда на два дня раньше!

Помнишь свой первый приезд в наш город?

- Хм... Пожалуй, нет. А вот визит в прошлом сезоне остался в памяти. Мы всегда останавливались в одном отеле, неподалеку от арены. Так удобно: в других городах едешь с гостиницы на арену на автобусе, а здесь можно прогуляться пешком.

Прошлый сезон стал лучшим в твоей карьере?

- Наверное. Хотя я думаю, что мой потенциал гораздо выше. Адаптироваться в КХЛ было непросто, и это огорчало. До «Сибири» порой казалось, что мне не дают шанс. Лишь в Новосибирске наконец получил возможность играть так, как умею. Стал набирать больше очков, вышел на видную роль. Почувствовал, что могу быть лидером звена.

Почему же  ушел?

- Разные причины. Новосибирск расположен далековато от Швеции. Минск, понятное дело, гораздо ближе. Родным и друзьям сюда приезжать легче. Мне нравилось и на прежнем месте – симпатичный город, хорошая команда. Но ощутил, что надо что-то менять.

«Сибирь» возглавляет Андрей Скабелка. Знаешь, что он белорус?

- Конечно. Отличный тренер, мне очень нравилась его строгая система. Настоящий профессионал, очень четко дававший понять, какой игры он ждет от команды. В этом плане он не ведает сомнений и колебаний. Что ж, результаты «Сибири» говорят за себя сами.

В КХЛ ты еще поиграл за «Локомотив», «Лев» и «Северсталь». Где чувствовал себя лучше всего?

- В Праге. В «Локо» получилось странно: мне сказали, что буду много играть, а в первом матче с «Югрой» провел на льду всего семи минут. Меня это сбило с толку. Да и потом болтался между звеньями. Ни разу не играл в одной тройке два матча подряд. Так что трейду в «Лев» обрадовался. Там подобралась хорошая команда, которая чуть не выиграла Кубок Гагарина. Хотя классных игроков было много, и порой применялась ротация... А Череповец... Не знаю, мне там не понравилось.

Этот город называют самым некрасивым в КХЛ.

- Не то что все плохо, но оставаться там надолго желания не было. В клубе ко мне относились прекрасно, ничего не скажу. Однако город небольшой, одному там скучно. Я был недоволен, и это сказывалось на игре. Мне надо находиться в позитивном настроении, чтобы демонстрировать хороший хоккей.

В «Локомотив» ты приехал через два года после страшной авиакатастрофы...

- Да... Мы были в мемориальном комплексе на месте трагедии, возлагали цветы. В городе очень чтут память погибших. Среди них, кстати, был и мой знакомый – Стефан Лив. Мы играли вместе в «ХВ-71». Его любил весь Йенчепинг. Помню день трагедии, будто это случилось вчера. Играл тогда за «Айлендерс», мы вышли на тренировку, и с нами был Алексей Яшин, который живет на Лонг-Айленде. Его лицо вдруг побелело... или посинело. Все узнали, что случилось, и были в шоке.

Ты приехал в КХЛ три года назад и за это время сменил уже пять клубов...

- Так уж вышло. В «Локо» и «Северстали» не пошло – пришлось искать новые варианты. А в Праге нравилось, но команда прекратила существование. В Минске хотел бы задержаться подольше. Пока жалоб ровно ноль.

Ты с детства болел за «ХВ-71»?

- А как же. Играл за эту команду до двадцати лет. У нас тогда подобралось хорошее поколение. Родной город, первый клуб – ему всегда есть место в моем сердце. Внимательно слежу за его выступлениями.

Вернуться туда не хотел?

- В этом году они проявляли интерес. Но я сразу же дал понять, что планирую еще поиграть в КХЛ.

Веришь, что Континентальная лига пополнится командой из Швеции?

- Посмотрим. Я имею обо всем этом ровно столько же понятия, сколько и все остальные. Слышал о «Краунс» или как он там называется. По-моему, проект подвис в воздухе. Никто не знает, что из него выйдет.

Ты провел несколько лет за океаном. Какими запомнилось то время?

- Три замечательных, счастливых года. Поначалу я играл немного – впрочем, так и предполагал, что в основном буду выступать в АХЛ, набираться опыта. Был вполне доволен. А затем стал чаще выходить на лед в составе «Айлендерс». Правда, третий сезон немного разочаровал – объявили локаут, и я опять отправился в фарм. То был последний год моего контракта. Но в целом провел в Америке хорошее время.

Адаптироваться к тамошнему жизненному укладу шведу сложно?

- Мне – нет. Разве что потребовалось около месяца, чтобы привыкнуть к языку. Знал английский и раньше, но с непривычки слова не всегда складывались в предложения. Но когда все вокруг говорят на «инглише», это начинает происходить автоматически.

Нью-Йорк тебе по душе?

- Друзья думали, что я жил на Манхэттене среди небоскребов. Однако на самом деле бывал там нечасто. Играя в АХЛ, поселился в полутора часах езды от центра Нью-Йорка. «Айлендерс» базируются ближе, но тоже не на Манхэттене, а на Лонг-Айленде. Впрочем, мне в любом случае понравилось.

Привыкнуть к России сложнее?

- В хоккейном плане, как ни странно, да. На родине-то я всю жизнь играл на больших площадках, но после Америки в первом КХЛовском сезоне пытался демонстрировать заокеанскую манеру, и это не работало. А вот за пределами льда в России было легко. В «Локомотиве» здорово помогал Стаффан Кронвалль, который почти идеально говорит по-русски. Наверное, из играющих в лиге шведов он единственный, кто хорошо выучил язык. Чехи, словаки – другое дело, им проще.

Известный сайт Eliteprospects утверждает, что Давиду Улльстрему порой не хватает стабильности...

- Наверное, они это написали, когда мне было лет 18. Да, каждому из нас есть над чем работать, однако в «Сибири» я был вполне стабилен.

Ты холост?

- Да, но девушка есть. Закончила университет и собирается жить со мной в Минске, а заодно дистанционно получить диплом магистра.

У тебя есть хобби?

- Гольф. В Швеции он очень популярен. На каникулах утром тренируюсь, затем обедаю и иду играть. Насколько я знаю, поле для гольфа есть и в Минске, но сейчас оно закрыто. Это одна из деталей, которую я искал в «гугле», прежде чем отправиться в Беларусь. Хотя в ходе сезона нагрузка обычно велика, и времени для увлечений остается мало. Тренируешься, ешь и спишь.

В этой статье Давид УлльстремДавид Улльстрем
К списку новостей

Другие новости рубрики
Последние новости других рубрик
Регистрация

Динамо-Минск
У вас уже есть аккаунт? Войти
Авторизация
Восстановление пароля
Впервые на нашем сайте?Пройти регистрацию