Меню
| ХК Динамо Минск
ХК Динамо Минск
Интервью 27 октября 2016

Роб Дэвисон: белорусская молодежь здорово прибавила

Тренер «Динамо-Минск» ответил на вопросы корреспондента газеты «Прессбол».

IMG_5079.JPG

Расскажите историю своего появления в «Динамо».

- Два последних сезона трудился  в Австрии. А потом появился вариант поработать в Минске. При помощи нашего общего друга Пола Хенри – спортивного психолога и по совместительству скаута – я познакомился с Крэйгом Вудкрофтом и прошел собеседование. Показалось, что у нас схожие взгляды на хоккей.

Это обязательное условие совместной работы?

- Уж точно не помешает. У меня свои идеи, у Крэйга свои. Есть предпосылки для успешного сотрудничества.

Ваша хоккейная философия?

- Работаю с игроками обороны. Сам был защитником – от природы не особенно талантливым, так что всему приходилось учиться. А сейчас передаю накопленные знания игрокам.

Вы присоединились к клубу позже, чем другие тренеры...

- Верно. Летом раздумывал, где лучше продолжить карьеру. Но когда поступило предложение из КХЛ, одной из лучших лиг мира, посоветовался с семьей и решил ответить согласием. За два года в «Ред Булле» научился многому. Однако там сменился главный тренер, и я решил, что пришла пора двигаться дальше.

А если бы прежний рулевой остался?

- Не знаю. Это не произошло, так что толку предполагать? Кстати, тем коучем был Дэн Ратушны – канадец, давно работающий в Европе. Сейчас он перебрался в швейцарскую «Лозанну».

Как отреагировала на предложение из «Динамо» супруга?

- Сказала «Вау, шикарно, это же КХЛ!» Она понимает, что появился шанс поработать в одной из лучших лиг мира. Правда, семья осталась жить в Канаде. У нас двое детей, десяти и семи лет, и они ходят на родине в школу. Но жена сейчас приезжала в Минск на неделю.

Знали кого-то из «зубров» раньше?

- Ни с Крэйгом, ни с Роном Паско знаком не был, хотя они канадцы. Но я же закончил играть всего пару лет назад. Против некоторых динамовцев раньше выходил на лед. Например, против Эллисона и Лингле – еще в Северной Америке.

IMG_5080.JPG

Вы довольны игрой динамовской защиты?

- Ее костяк состоит из молодых ребят. Хватает травм, однако радует, что парни старательно работают каждый день. Недавно был спад, когда крупно проигрывали СКА, ЦСКА... Но до этого у нас был один из лучших показателей в лиге по числу пропущенных шайб.

Если команда уступает со счетом 0:5 или 2:6, чувствуете свою вину?

- На мне лежит определенная ответственность. Только нельзя все рисовать черно-белыми красками. Почему мы пропустили, скажем, пять шайб? Это вопрос ко всей команде. Хоккей – не индивидуальный вид спорта.

Кто лучший защитник «Динамо» прямо сейчас?

- Ха, мой ответ будет очень дипломатичным. У каждого свои достоинства, и все специализируются на разных игровых аспектах. Одного выбрать сложно. Граньяни – очень одаренный атакующий защитник, как и Бэйлен. Коробов, Хенкель, Лисовец надежно выполняют оборонительные функции. Устиненко – перспективный парень, уже показавший свой потенциал. Белорусская молодежь в ходе сезона здорово прибавила – и в мастерстве на льду, и в физических кондициях.

Может, кто-то сможет дорасти и до НХЛ?

- Все зависит от отношения к делу. НХЛовские скауты никого достойного не пропустят, это уж точно. Наши ребята еще молоды, 20-22 года. А защитники выходят на пик карьеры лет в 27-28.

Ваш расцвет пришелся на этот возраст?

- Пожалуй, лучше всего я играл чуть раньше, в 23-25. Но тогда хоккей был немного другим. Мощные, силовые игроки типа меня были в большей цене. Потом ввели новые правила, и упор стал делаться на технику. Хотя это не значит, что физически сильные защитники уже не нужны. В конце карьеры я играл в АХЛ и чувствовал себя комфортно. Но в наши дни надо обязательно улучшать общее мастерство: работу с шайбой, катание...

Вы стали защитником, потому что были большим и сильным?

- Скорее всего. Так решил тренер, когда мне исполнилось лет восемь или девять. В нападении я никогда не выступал.

Вы же любили сбросить на льду перчатки...

- Если надо, мог и подраться. Это было частью моих обязанностей – защищать партнеров. Делал это охотно – я очень командный игрок!

Были тафгаем?

- В какой-то степени. Уж точно жестким хоккеистом. Но не таким классическим бойцом, которому дают две смены за матч, чтобы он помахал кулаками. Меня выпускали чаще.

А как вообще становятся бойцами?

- Сейчас к этому целенаправленно готовятся, круглый год занимаются смешанными единоборствами. А раньше мы учились этому всему на ходу – от игроков, которые занимались тем же.

Кто-то из динамовцев мог бы стать тафгаем?

- Почему нет? Скажем, Никита Комаров – физически мощный парень.

В обычной жизни в юности часто дрались?

- Нет, я вообще был очень застенчивым. Да и на льду любил просто играть, махать кулаками начал уже лет в 17-18.

IMG_5065.JPG

Как и многие канадцы, вы жили хоккеем с ранних лет?

- Точно. Играл сначала в юниорской лиге Онтарио, а потом понял, что есть шанс пробиться в НХЛ. Меня выбрал на драфте «Сан-Хосе», где и начал карьеру в этой лиге. А вообще в школе занимался еще футболом – как европейским, так и американским. Мог бы стать защитником и в них!

Довольны игровой карьерой?

- Мне очень повезло – выступал в НХЛ. В ней ежегодно выходят на лед человек семьсот, и каждое лето появляется 30-40 новичков, то есть конкуренция велика. Однако я задержался в лиге на семь сезонов.

Во многих из них вы провели всего по 15-20 матчей, однако в фарм-клуб вас не отправляли...

- Потому что я в любой момент был готов сыграть. Не так легко пропустить три-четыре матча, а потом выйти на лед. У меня же получалось нормально. Обычно был в командах седьмым защитником, а в НХЛ заявлять на матч можно только шестерых. Когда кто-то травмировался, выпускали меня. Хотя в первые пару сезонов в «Сан-Хосе» был пятым или шестым игроком обороны, появлялся на льду чаще.

Вы  забросили одну из самых дальних шайб в истории НХЛ...

- С другого конца площадки. Мои «Айлендерс» играли в меньшинстве, и я просто выбил шайбу подальше. Даже не думал, что забью – а она заскочила в ворота, которые, к слову, защищал мой приятель Веса Тоскала. Но он на меня не в обиде. Потом финн сказал: если уж мне забросили таким образом, то пусть это будешь ты, а не кто-то другой.


Правда, что вы дружите с Джонатаном Чичу?

- Да, нас в один год задрафтовал «Сан-Хосе». Вместе пробивались через фарм-клуб в основу. Прекрасно знаю Джона – по натуре он тихий парень, который говорит мало, но очень добрый и легкий в общении. А на льду Чичу прежде всего отличный снайпер. Он успешно реализовал свой талант забивать.

Сейчас Джонатан в «Словане». Доволен?

- Ему хорошо везде, где бы ни оказался. Счастливый характер – в любой ситуации видит позитив.

Когда вы получили предложение из Минска, сразу набрали номер Чичу?

- Ха! Наши жены тоже очень дружны, и они обсудили этот вопрос первыми.

Вашим первым европейским клубом стал «Кардифф»...

- В НХЛ объявили локаут, и я отправился за океан. Хотел посмотреть мир и не терять игровую практику. Британский хоккей похож на североамериканский. Лишь пару клубов в лиге играли на больших площадках, остальные – на маленьких. В каждом клубе там много выходцев из Канады и США, так что приспособиться очень легко. К тому же все кругом общались по-английски. Да, в Уэльсе свой акцент, но это проблем не доставляло. В канадских регионах тоже говоря немного по-разному.

Зато в Чехии и Австрии вы столкнулись с настоящим европейским хоккеем.

- В Чехии, что меня удивило, стиль похож на канадский. Много контактов, силовой борьбы. А вот в Австрии – другое дело.

Решение повесить коньки на гвоздь в 34 года далось нелегко?

- Нормально. Я вообще собирался стать пожарным. Прошел для этого специальную подготовку и планировал работать на родине по этой профессии. Но затем появился вариант стать одним из тренеров в «Зальцбурге», и решил попробовать. Может, когда-то и буду пожарным, но явно не сейчас. Мне нравится то, чем занимаюсь.

IMG_5098.JPG

Помощник главного тренера – связующе звено между рулевым и игроками?

- Да. Часть моей работы – устанавливать и поддерживать отношения с хоккеистами. У Крэйга тоже хороший контракт с ребятами, но с некоторыми проблемами им, возможно, комфортнее обратиться к ассистенту. А уже потом я сам сообщу об этом Крэйгу.

Так бывает часто?

- Нет, у нас очень открытый коллектив. Проводим много совещаний, на которых обсуждаем достоинства и недостатки команды.

Некоторые динамовцы – почти ваши ровесники. Это облегчает коммуникацию?

- Наверное. Что бы ни происходило в их жизни, мне не сложно понять это, представить себя на месте ребят. Могу дать какой-то житейский совет. Хотя это не значит, что общаюсь с игроками за пределами площадки. А вот с коллегами-тренерами встречаемся, можем поужинать, изучаем минские рестораны. Зайдем в кафе – и общаемся. Но не о хоккее, от него отдыхаем. Еще я не люблю обсуждать политику и религию, там все очень субъективно.

Ездите по Минску на машине?

- На велосипеде! Мне нравится. Мне описывали белорусскую столицу как живой, современный город. Так и есть. Когда гуляешь по центру, то чувствуется хорошая энергетика. Совсем не скучно. Как и в Москве, Петербурге – люди гуляют по улицам в любое время суток. Культурного шока в Беларуси точно не испытал. Пожив в разных странах, научился быстро привыкать к новому.

Канадцы же знают о Беларуси совсем мало...

- Да и о России тоже... Хотя многое зависит от того, как много человек поездил по свету. Для моих соотечественников поездки за океан – грандиозное событие. Большинство дальше Карибских островов никуда не выбираются.

Европейцы заметно отличаются от жителей Северной Америки?

- Разница есть. Но я скажу больше – канадцы тоже совсем не такие, как американцы. Мы более общительные и веселые, а в США народ серьезный, там все время думают о работе. Это еще раз доказывает, что каждой культуры свои особенности.

pressball.by

В этой статье Роб ДэвисонРоб Дэвисон
К списку новостей

Другие новости рубрики
Последние новости других рубрик
Регистрация

Динамо-Минск
У вас уже есть аккаунт? Войти
Авторизация
Восстановление пароля
Впервые на нашем сайте?Пройти регистрацию