Меню
| ХК Динамо Минск
ХК Динамо Минск
Интервью 8 июля 2016

Роб Клинкхаммер: о Минске услышал в сериале «Друзья»

Новобранец «зубров» ответил на вопросы корреспондента «Прессбола» Сергея Николаева.

Клинкхаммер.jpg

Твои первые впечатления о «Динамо»?

- Пока все неплохо. Мне нравится, как здесь все организовано. Клуб ставит перед собой четкие цели. По именам я пока выучил только легионеров. Понятно, друг с другом мы общаемся по-английски. Чтобы запомнить белорусов, понадобится чуть больше времени.

Как тебе «Минск-Арена»?

- Отличная. Очень похожа на НХЛовские дворцы. Видно, что здесь проделали хорошую работу. Будет здорово выступать на этой арене.

Как возник вариант с «Динамо»?

- Прошлый сезон получился для меня сложным, замучили травмы. Ощутил, что, возможно, мое время в НХЛ заканчивается, а опять выступать в минорной лиге не хотелось. О КХЛ слышал много хорошего и решил попытать счастья здесь. Были и другие предложения из Континентальной лиги, но белорусский вариант показался самым заманчивым. Слышал, что Минск – один из лучших городов в КХЛ, и счел, что семье будет здесь комфортно и безопасно. Плюс в команде хватает легионеров, есть с кем общаться. Крэйг Вудкрофт – тренер из Северной Америки: это своего рода бонус. Короче, все сложилось воедино.

В прошлые годы в КХЛ не собирался?

- Нет. Тогда я чаще играл в НХЛ. Всегда мечтал выступать в сильнейшей лиге мира и стремился задержаться там как можно дольше. Но сейчас понял, что надо делать новый шаг в карьере.

Раньше в Европе ты не играл. Тяжело решиться на переезд за океан в 30 лет?

- Тяжело. 1 июля, когда пришло время лететь в Минск, я очень нервничал. Не знал, чего ждать, смогу ли адаптироваться к новой культуре, не возникнет ли языковой барьер. В общем, боязнь неизвестного. Но сейчас я уже здесь почти неделю и чувствую себя комфортно. Конечно, ждал, что в Беларуси все по-другому, в том числе в плане хоккея. Но это же не значит, что плохо, просто что-то новое.

Вудкрофта раньше не знал?

- Нет, но работал с его братом Джеем в «Эдмонтоне». Он там помощник главного тренера. А с Крэйгом пообщался пару раз по телефону, прежде чем подписать с «Динамо» контракт. Мне понравилось все, что он говорил, его идеи. Очень профессиональный тренер и, похоже, хороший человек.

Они с Джеем сильно отличаются?

- Братья разные, но чем-то похожи. Хотя Джей же в «Эдмонтоне» не главный тренер. Там всем руководит Тодд Макклеллан. В любом случае оба Вудкрофта – умные, знающие специалисты.

Чего Крэйг ждет от тебя?

- Что я буду действовать интенсивно, быстро, где-то в силовой манере. Но при этом и забрасывать, и отрабатывать в обороне. Сам хочу выходить на лед во всех ситуациях: в большинстве, меньшинстве, на последней минуте матчей, когда «Динамо» ведет в одну шайбу или уступает столько же.

Вудкрофт назвал тебя трудоголиком...

- Работы не боюсь – наоборот, люблю. Много тренируюсь, в матчах очень стараюсь. По-другому просто не умею. Уже лет десять упорно тружусь и останавливаться не собираюсь.

В Минске пока живешь в гостинице?

- Да, пробуду там еще пять-шесть дней. Подыскиваю сейчас квартиру.

Каким был твой первый день в Беларуси?

- Неплохим. Прилетел сюда часа в четыре дня. Заселился в отель, потом пошел погулять по городу. Зашел в «Arena City», перекусил. В магазине пару человек остановили меня, попросили сфотографироваться. В первый же день! Вообще не думал, что такое возможно. Удивился.

Переезжая в «Динамо», с кем-то из бывших «зубров» советовался?

- Через одного из своих друзей вышел на Тима Стэплтона, поинтересовался у него, что да как. Он говорил только хорошее. Но в основном я расспрашивал у играющих в КХЛ знакомых о самой лиге, а также о местной культуре. Все сказали, что Минск – один из лучших городов в этих краях.

Ты говорил в интервью, что активно гуглил информацию..

- Точно. Мне было интересно, какая здесь промышленность, сколько жителей в Минске, что за климат: зимние температуры, сколько выпадает снега. Кстати, когда я приехал, было жарко, 33 градуса. А сейчас каждый день дожди. Надеюсь, скоро вернется солнце.

Какая-то информация о Минске удивила?

- Ничего шокирующего. Да и я был готов ко всему, не знал, чего ожидать. Думал, что город меньше. 750 тысяч-миллион, где-то так. А оказалось – два миллиона. Это застало меня врасплох. Когда увидел эти цифры в гугле, то подумал: ого, там, наверное, неслабое уличное движение! Но на самом деле все спокойно. Вообще, живя на другом конце света, я не знал о Минске ничего...

Даже название не слышал?

- Слышал. Город же упоминался в сериале «Друзья». Один из бойфрендов Фиби поехал сюда. Забавно, да? «Друзей» я люблю. Это уже классика.

Когда ты изучал белорусскую столицу по интернету, какой запрос вбивал в поисковик?

- Сначала просто «город Минск». А потом – «десять вещей, которые туристу стоит сделать в Минске». Кажется, в этот список входил поход на хоккей! Вроде бы еще Театр оперы и балета, цирк, какая-то большая церковь... Что ж, я собираюсь посетить все эти места. Меня интересует местная культура, хочу с ней познакомиться, погрузиться в нее. Слышал, что в последние годы в Беларуси развиваются технологии. Мне рассказали, что здесь были разработаны «WhatsApp», «Viber», еще пару мобильных приложений...

В августе тебе исполнится 30. Для хоккеиста это пора расцвета?

- Не знаю, не уверен. Когда закончу играть, тогда скажу точно. Стареть не хочется, но время работает против тебя. Впрочем, я по-прежнему чувствую себя молодым и полным энергии. Хороший возраст.

Ты родился в Летбридже. Что это за город?

- Вообще-то я появился на свет в другом местечке, в трех часах езды оттуда. Но вскоре мы переехали в Летбридж, где я и вырос. Он небольшой, 80 тысяч жителей. Намного меньше Минска. Одно из самых ветреных мест в мире – многие это не любят, но мне нормально. Лето теплое, зима холодная, хотя и не слишком. Вокруг много ферм и сельскохозяйственных угодий.

Кто самый известный выходец из Летбриджа?

- Крис Верстиг. Известный хоккеист, брал Кубок Стэнли. Мы с ним лучшие друзья с пятилетнего возраста. Вместе начинали играть в хоккей. Он мне как брат. В детстве, помню, ругались, злились друг на друга – чуть не доходило до драк. А потом мирились.

Правда, что твой отец работал скаутом в НХЛ?

- На самом деле – в WHL. Он помогал юниорской команде «Летбридж Харрикейнс». Занимался этим лет десять или двенадцать, а сейчас уже на пенсии.

Ты хорошо учился в школе?

- Самым умным не был, но получал неплохие оценки. В математике не блистал, зато нравились биология, социальные науки. Ну, и физкультура.

Кем стал бы, если не хоккей?

- Ух, сложно сказать. Может, инженером.

Читал, что в юности вы подрабатывали, копая траншеи...

- Ха, так и было. Это моя первая работа – в газовой компании. Копал, чтобы потом в эти траншеи можно было положить трубы. Не очень весело – долгие, сложные трудовые дни... Но получал по двадцать долларов в час. Неплохо!

У тебя же возникали и проблемы с лишним весом.

- Лет пятнадцать назад и правда был довольно пухлым. Все время ел пиццу, печенья, мороженое, торты... Но с тех пор я стал другим человеком. Начал правильно питаться и усердно тренироваться. Люблю читать о том, как нужно ухаживать за телом. Ем нормальную пищу – овощи, фрукты... В «Макдональдсе» меня не встретишь.

Что посоветуешь людям, желающим похудеть?

- Есть поменьше сахара. А вот жиры бывают очень даже полезными.

Ты не был задрафтован. Дорога в НХЛ получилась сложной?

- Очень. Но я вообще раскрылся позже, чем ровесники. Повезло, что попал в сильнейшую лигу мира. Мечта сбылась, но пришлось упорно работать и многим жертвовать. Хорошо помню свой первый матч в НХЛ – в составе «Чикаго». Родители специально прилетели на него. Атмосфера на арене в Чикаго отличная, болельщики сходят с ума, поют национальный гимн...

В прошлом сезоне тебе сильно мешали травмы?

- Да. В его начале, как мне кажется, смотрелся очень хорошо. Но затем довольно серьезно повредил лодыжку. Пропустил два с половиной месяца, а после восстановления так и не обрел прежний ритм. Возвращаться на лед в середине сезона сложно. Меня отправили в фарм-клуб, что не радовало.

Твоя фамилия немецкая?

- Точно, предки из Германии. Но они переехали в Канаду очень давно. Я сам в Германии вообще никогда не был и мало что знаю о стране. Хотел бы как-нибудь наведаться. Знаю, от Минска туда лететь не очень долго.

Ты хочешь выучить русский?

- Да. Установил в телефоне приложение, пытаюсь заниматься. Но язык достаточно сложный. Ребята помогают мне запомнить некоторые ключевые слова и фразы. «Вода без газа», «где туалет?», «спасибо»...

Расскажи о своей семье.

- Это самое важное в моей жизни. У меня жена и маленький сын, которому скоро будет год и пять месяцев. Ребенок непоседливый – не может оставаться на одном месте больше одной-двух минут. Не знаю, как жена с ним управляется! Сейчас тяжело быть вдали от родных, но надо пока обустроиться, а где-то через месяц они приедут.

У тебя есть хобби?

- Летом играю в гольф. Он очень популярен в Северной Америке. Веселая игра, когда знаешь все правила. А вообще люблю оставаться дома, с семьей.

Правда, что твое прозвище Полковник?

- В самом деле, на родине меня многие так и называют. В старом сериале «Герои Хогана» был такой полковник Клинк, оттуда это и пошло. Моего отца, кстати, тоже так прозвали.

Никогда не хотел на самом деле служить в армии?

- Я?! Нет. По-моему, это тяжело. Уважаю людей, которые посвятили себя военному делу, но мне там пришлось бы нелегко. 

В этой статье Роб КлинкхаммерРоб Клинкхаммер
К списку новостей

Другие новости рубрики
Последние новости других рубрик
Регистрация

Динамо-Минск
У вас уже есть аккаунт? Войти
Авторизация
Восстановление пароля
Впервые на нашем сайте?Пройти регистрацию