Интервью 16 марта 2016

Алексей Калюжный: хочу ли я играть? Да, хочу

Капитан ХК «Динамо-Минск» итожит сезон в интервью газете «Прессбол».

IMG_9431.jpg

По-моему, сейчас приходить на арену – все равно что школьнику в пустой класс на каникулах. Вроде, все то же, а что-то не то. Похожи ощущения?

- Да, какой-то разрыв во времени. С последней в сезоне игры «Динамо» прошло уже изрядно, а пора настоящей работы в сборной еще не наступила. Не очень привычные ощущения. Недавно вспоминал, как несколько лет назад торопился после финала долететь из Омска в Финляндию на чемпионат мира. А сейчас – какой-то вакуум. Вроде бы и делаешь что-то, но пока скорее на автомате. Но ничего не попишешь: надо работать, держать себя в тонусе. Вот и занимаются этим те, кого «выбросило на берег».

Двухнедельные каникулы до возобновления работы на льду прошли насыщенно?

- Не особо. Выбирались с семьей из Минска ненадолго, но в общем понимаю, что до полновесного отпуска еще далеко. Так что больше эти дни поработал семейным таксистом. К восьми завез сына в школу, вернулся, позавтракал – как раз время везти дочь в музыкальную школу. Возвращаешься, потом опять за руль – нужно перевезти из музыкальной в обычную. Дальше пора из школы забирать сына... В общем, сейчас за рулем столько же, сколько раньше проводил в Москве. Только там – плюс дорожные пробки.

У кого из детей большие успехи – у младшего в хоккее или у старшей в музыке?

- У них один общий успех – в выносе мозга родителям. А, если серьезно, не так давно задумывался над этим вопросом и пришел к выводу, что не жду сейчас от детей каких-то больших достижений. Пусть у них просто будет счастливое детство с мамой и папой в родительском доме. И пусть потом они больше помнят нашу любовь, чем то, что их гоняли на сольфеджио или тренировки.

05. Хоккей. Динамо-Трактор-22-080915.jpg

Позади твой третий сезон в «Динамо». Так полагаю, что, начни их сравнивать, последний определенно будет больше похож на первый, чем на второй.

- Разве потому, что со вторым действительно трудно сравнить – тот удался определенно лучше из трех упомянутых. Испытывал примерно те же ощущения, что в свое время с «Магниткой». Когда не особо следишь за тем, кто твой следующий соперник, сколько вы набрали очков, или сколько длится победная серия. Просто играешь в свое удовольствие, и команда, что называется, катит. Примерно то же было и в сезоне 2014/15 – ни с чем не сравнимо. Годом раньше подпитывался эмоциями от самого факта того, что живу и играю на родине: арена, трибуны. Тот запал иссяк разве что когда стало ясно: вариантов пробиться в плей-офф не осталось.

А в нынешнем его надолго хватило?

- Все-таки верил до последнего, что сможем заскочить в последний вагон.

То есть абсолютную безнадегу завершающийся чемпионат не навевает?

- Абсолютную – нет. Просто в хоккее, оказывается, бывают ситуации, когда на результат влияют факторы, предугадать которые и мысленно не мог. Тем более – степень их влияния.

Так понимаю, речь о летней «посадочной кампании» и октябрьской смене главного тренера?

- Вариантов немного. Не скажу, что и одно, и второе событие что-то существенно изменили в раздевалке. С ней вообще интересная ситуация: многие знакомые обижаются, когда на вопрос о том, что происходит в руководстве клуба, хоккеисты расписываются в неведении. И начинается конспирология: мол, происходит что-то настолько серьезное, что игроки даже друзьям не имеют права рассказывать. А мы действительно можем быть не в курсе. Ладно еще я: периодически заглядывал из командных покоев в административные. А многие ребята бывают в этой части арены только два раза – когда подписывают контракт, и когда увольняются, им здесь делать особо нечего.

Так вот, возвращаясь к теме, задержание Бережкова как будто ничего не изменило в раздевалке кардинально, не добавило каких-то видимых препятствий. Но на пути к успеху нужно чтобы тебе не только не мешали, но и могли помочь.

73.jpg

Как обычно выглядела помощь от генменеджера?

- Он внушал людям уверенность. Механизма не знаю, но то, что Владимир Петрович это умеет – точно. Излучает какое-то спокойствие. Не стало его – появилась нервозность. Прежде всего, как показалось, у тренерского штаба.

Вот ее и прорвало 16 октября. Каким тот день запомнился?

- Он продолжает оставаться так до конца и не понятой загадкой. Незадолго до тренировки мне позвонил один знакомый: «Что у вас там происходит, Покович уезжает?» Удивился: «Вроде, нет, готовимся как обычно. Скоро на лед, потом отправляемся в тяжелую поездку». А после занятия – лови новость. Это к вопросу о том, что некоторые не причастные прямо к команде иногда знают о наших новостях даже больше игроков.

Андрей Ковалев признавался, что в первые после назначения сутки его немало «поколбасило» от вдруг свалившейся ответственности. А как себя чувствовал капитан?

- Мне, наверное, было проще, чем Андрею Робертовичу. Все-таки не первый раз капитанствую и не первый раз доводится встречать тренерскую отставку, в том числе по ходу сезона. И часто это поначалу вызывает всплеск результативности. Все объяснимо: каждый хочет проявить себя перед новым коучем. Особенно те, кто считает, что прежний им не вполне доверял. Так что за первые матчи – в Новосибирске и Новокузнецке – как раз не переживал. Опыт подсказывал, что, если не случится ничего экстраординарного, должны сыграть нормально. Даже несмотря на то, что в турне не отправилась группа травмированных, а позже пару человек подкосил еще и грипп. Так и вышло: мы справились. Оттолкнувшись от заряда злости, которую вызвала очередная непонятная ситуация. В Новосибирске выдали, наверное, один из лучших матчей сезона. Правда, долго протянуть на этом всплеске обычно невозможно.

78.jpg

Возможно, читал письмо Поковича, передано им мне в Словакии и опубликованное в нашей газете. Любомир в нем отвергает обвинения в том, что он плохо подготовил команду физически. Встанешь на сторону бывшего коуча?

- Скорее да. Любой тренер готовит команду так, как считает нужным и наиболее удачным для достижения цели. И давно заметил: от меры нагрузок успех не всегда зависит прямо. Бывали предсезонки, когда мы с партнерами просто умирали на тренировках. Но случались и те, где просто работалось в удовольствие: чувствовал себя хоккеистом, а не тяжелоатлетом. А результат на выходе был примерно одинаков.

Единственно, вспоминая сложившееся недопонимание Поковича с Бреннаном, опять нельзя не вспомнить и о Бережкове. Будь он тогда с командой, ситуация, уверен, или не сложилась бы вообще, или, по крайней мере, была бы довольно скоро так или иначе нивелирована.

Выходит, с «физухой» явных проблем не было. Тогда банальный вопрос: чего же нам не хватило? Главным образом – в январе?

- Странное свойство опыта: чем он больше, тем чаще начинаешь сомневаться. Молодой всегда уверен, где черное, где белое. А более искушенный крутит тему и так, и эдак, не всегда находя исчерпывающий ответ. Так и с этим твоим: какого-то однозначного нет. Но есть понимание, что упомянутые выше потрясения в клубе и команде стали факторами, не позволившими набрать очки, которых нам в итоге на финише не хватило. Как минимум – одними из факторов.

Взять Ковалева: ладно бы тренера назначили или в межсезонье, или, по крайней мере, в ситуации, когда четко понятно, что команда выходит в плей-офф или пролетает мимо него. А здесь классическое «лови топор»: вчера ты еще ассистент, а сегодня уже должен выдавать результат как главный. И никого не волнует, сколько у тебя травмированных и так далее. Заложник как есть. А сейчас кто-то пытается на основании этого экстрима оценивать его тренерские способности. Мол, не справился, слабый. Не понимая, что в менее экстремальных условиях и результат наверняка был бы лучше.

Вопрос, который уже задавал Андрею Робертовичу: травма Бэйлена действительно показала, что незаменимые, оказывается, есть?

- Еще один хоккейный парадокс: сильное звено в команде одновременно и слабое. Когда игра строится вокруг лидера, его выбывание, тем более надолго, обрушивает всю систему. Так и с нашей обороной: как можно отбить потерю защитника, легко проводившего на льду по полчаса, а, если надо, и больше? Где взять такие же руки, такую же голову, катание, умение сработать в подыгрыше? Перераспределить обязанности, конечно, постараешься, но это будет совсем не то.

Возьмем ЦСКА: очень сильная команда с длиннющей скамейкой, позволяющей между первым и вторым матчами серии плей-офф сменить целую пятерку. И все равно для всех очевидна роль Саши Радулова в успехах. Это не игрок момента, а их генератор. Вот и с Ником так же. Не стало его на льду – появились проблемы. В том числе и в большинстве. Да, роль Бэйлена при розыгрыше лишнего попытался исполнять Эллисон. Но Мэтту все же непросто было прикручивать к своему игровому времени еще пару-другую лишних минут: он и так для форварда имел его изрядно. Элементарно закисляешься, начинаются ошибки.

Демагину за эпизод с травмой Бэйлена по старой памяти высказал на эмоциях?

- Да на эмоциях-то можно наговорить всякого. Но нужно четко проводить грань, где заканчиваются эмоции и пора подключать здравый смысл. А он подсказывает, что разговоры о злом умысле Сергея – полный бред. Не первый год знаю парня, это невозможно в принципе.

img_7870.jpg

В личном рейтинге худших матчей «Динамо» в сезоне 1:8 в Омске стоит у меня все-таки на втором месте после февральского домашнего поражения от «Спартака». Согласишься?

- Здесь не смогу быть объективным: все-таки слишком многое связывает меня с Омском. У меня до сих пор ключи от этой арены: на торжественной церемонии открытия символический же вручали именно мне. Так что тот разгром был, можно сказать, личной внутренней болью. Довольно бурно выплеснутой после матча в раздевалке.

Это было страшно?

- Лучше спросить у присутствовавших – им виднее. Хотя соглашусь, что и «вата» со «Спартаком» – тоже воспоминание не из приятных. Здесь даже капитану взрываться смысла не было: просто головы у всех висели. Никто так и не понял, что произошло. Тем более – дома.

Ковалев заметил, что ощущение неизбежности пролета мимо плей-офф пришло после матча в Нижнекамске. Ты, получается, был большим оптимистом, раз «верил до последнего»?

- Иногда нужно не просто верить, а заставлять себя верить, чтобы не потерять смысл работы. Хотя понял, что дело плохо, еще по итогам последних декабрьских матчей – в Братиславе и Загребе. Слишком важно было там взять максимум. Но конъюнктура подвернулась не лучшая: накануне была международная пауза, многие отправились в сборную, после поработали вместе буквально пару дней...

Иногда ненавижу свою работу, заставляющую порой быть жутко бестактным. Знаю, что в декабре у тебя в семье случилось большое горе и, признаться, был поражен, откуда ты берешь силы выходить на лед...

- Да... Откуда брал силы? Да несколько матчей это были не силы, а абсолютный автопилот. У каждого это происходит по-своему... Мама действительно значила для меня очень многое. Не пропускала ни одного моего матча...

(Повисшая пауза заставляет почувствовать скорбь собеседника разве что ни кожей и подталкивает к быстрой смене темы)

Слова в микст-зоне по окончании последней игры «регулярки» про «возможно последний матч в составе «Динамо» – это ты сгоряча?

- Да уж: распространили ту мою фразу старательно. При этом, как показалось, не уловив главной идеи. А она не в том, кто какой матч провел, а в неопределенности, которая пока продолжается. Хочу ли я играть? Да, хочу. Но чтобы о чем-то рассуждать, нужно иметь достаточно материала для анализа. Понимание того, чего хочет клуб. И вообще, и от каждого из игроков – в частности.

Положим, ясности в ближайшее время не прибавится. И?..

- Варианты всегда есть. Например – сезон-другой поиграть в западной Европе. Пусть дети посмотрят другую страну, подучат язык.

Предполагаю, речь о Швейцарии?

- И не только. Ты же в курсе, например, о моей симпатии к Италии. Одна из немногих стран, где чувствую себя абсолютно комфортно. Да, уровень ниже. Но это, возможно, и не так плохо. Можно играть в свое удовольствие, оставаясь в числе лидеров и не опускаясь ниже того, чего от тебя ожидают.

img_1923.jpg

И все же насколько велико желание остаться в «Динамо»?

- Оно есть, но только после того, как станет понятно, чего хочет клуб, куда он пойдет, как и с кем. Порядок в хоккее – это ни одно и то же, что порядок на производстве или в офисе. Надеюсь, руководители это понимают. Не хочу повторения матчей, вроде упомянутого омского. Подписывая предыдущий двухлетний контракт, я не столько слушал заверения, что мы будем сильной командой, сколько понимал, за счет чего мы ею будем. Сейчас понимания нет.

В подобной ситуации грядущий кэмп сборной для тебя, полагаю, очень кстати. Здесь и определенность, и смысл дальнейшей работы. Согласишься?

- Вполне. Помнишь, в летнем интервью мы обсуждали мое главное и четкое желание – чтобы в сентябре сборная выиграла олимпийскую квалификацию, и чтобы я приложил к этому руку. Здесь все понятно и очевидно.

Уже в предвкушении нового месяца работы над физо под управлением Буре?

- Ох, страшный сон. Сейчас, наверное, он даже страшнее чем год назад. Тогда-то мы еще не знали, что предстоит, а Владимир Валерьевич хитрил. Все время обещал, что вот-вот станет проще, а становилось только сложнее. Сейчас те, кто пережил тот апрель, уже готовы к повторению в наступающем. Но что поделать: есть четкое понимание, что нужно справиться. Только так сможем показать такой же симпатичный хоккей, что и прошлой весной. Это раньше я был уверен, что клубного багажа на «мире» достаточно, и можно прибыть в сборную за неделю-две до старта. Сейчас так уже не думаю.

Закончим на лирической ноте: как твои успехе в верховой езде?

- Пока пришлось прервать. Все-таки с работой хоккеиста это плохо совместимо, плюс не так давно перенесенная операция не способствует. Но это определенно следующий этап жизни. Как говорит жена, по крайней мере, не нужно будет думать, куда деть твою энергию по завершении карьеры. Повесишь коньки – пересядешь на лошадь.

В этой статье Алексей Калюжный Алексей Калюжный
К списку новостей

#SUBSCRIBE# Другие новости рубрики
Последние новости других рубрик
Регистрация

Динамо-Минск
У вас уже есть аккаунт? Войти
Авторизация
Восстановление пароля
Впервые на нашем сайте?Пройти регистрацию