Интервью 19 ноября 2015

Джонатан Чичу – об изнанке хоккея

Интервью для тех, кто хочет лучше понимать игру с клюшкой и шайбой.

Как вы можете описать свое состояние после хоккейной игры? Сколько синяков на вашем теле?

– Ха. Конечно, после тяжелого матча мы, хоккеисты, получаем много мелких травм. Но также летом мы хорошо тренируемся, чтобы подготовить наше тело к сезону и чтобы эти мелкие синяки не перерастали в серьезные травмы и не сбивали нас с игрового ритма. В любом случае, после каждой игры мы прислушиваемся к своему организму, проверяем болячки. Как правило, немного ноют плечи. Иногда другие части тела. Просто если ты действительно показал свой максимум на льду, то обязательно получишь немного синяков.

Сколько времени требуется на восстановление? 

– Уф, после каждой игры я люблю остаться в зале и еще немного поработать. Это помогает подготовить тело к следующей встрече и держать себя в форме в целом – сезон-то у нас очень длинный. И хочется все это время пройти, будучи абсолютно здоровым.

Часто нужен хороший отдых после матча. Я иду домой и стараюсь максимально расслабиться: полежать на диване вместе с женой, посмотреть телевизор, почитать книгу. А как только меня клонит в сон, отправляюсь спать.

Редко мы можем выбраться в какой-нибудь ресторан, чтобы поужинать. Но если честно, чаще я предпочитаю оставаться дома. Жена не готовит какой-то особый ужин в матчдэй, но при этом тоже что-то очень вкусное. В это время моему организму нужен белок, поэтому, как правило, у нас на ужин куриное или рыбное филе.

Выпить? Нет-нет, алкоголь точно нет. Когда я был молод, после игры мог себе немного позволить. Но теперь я стал старше – меня тянет домой к семье :) Хороший плотный ужин и релакс – все, что нужно. Ведь зачастую уже на следующий день после игры у нас тренировка.

Это после матча. Какое расписание до игры?

– Если выступаем в Минске, я просыпаюсь дома, выпиваю кофе и совсем немного завтракаю. Утром на арене мы начинаем тренировку с раскатки, потом идет обсуждение на льду некоторых тактических нюансов, и в конце бросаем по воротам. Занятие проходит где-то в 10-11 часов дня. Потом ланч. Затем снова возвращаюсь домой.

Если честно, я не сильно забиваю голову мыслями о матче в течение всего дня. Здесь важно соблюдать психологический баланс. Какие-то игровые моменты обсуждаем с парнями утром еще до тренировки. А вот днем нужен какой-то перерыв. Дома я стараюсь расслабиться, отвлечься. Возможно, играю с детьми, иногда сплю. Также я проверяю состояние своего тела.

После отдыха дома мы снова возвращаемся на «Арену». И тут уже начинается полноценная подготовка к игре. Встречаемся командой и говорим, как именно будем играть. Конечно, вещает тренер. Он дает какие-то знания о сопернике, сообщает план на игру. На каждый матч план разный. После этого мы начинаем разогреваться. Лично я играю в пинг-понг с Мэттом Эллисоном. Это неплохо развивает координацию и, конечно, разогревает. Кто побеждает? По-разному. У нас всегда отличные матчи с тяжелой борьбой. После настольного тенниса я иду растягиваться, а затем отдыхать и настраиваться непосредственно на игру.

Травмы с Эллисоном не получали?

– В пинг-понге? Нет, конечно.

Интересный момент: когда хоккеист получает травму, клубы не говорят конкретно о повреждении, а отделываются общей формулировкой – травма верхней части тела или нижней. С чем связана такая секретность?

– Думаю, главная причина в том, что другие команды тоже читают новости на разных сайтах. Если мы будем слишком открыты, соперники будут знать всю информацию о наших болячках. Хоккей – это контактный вид спорта. Конечно, умышленно бить в проблемную часть тела не совсем законно, но уверен, соперники, зная наши болячки, делали бы это. Для нас такая закрытость информации – это дополнительная защита. Клубные сотрудники делают правильно, оберегая нас от лишнего нападения на льду.

Вы когда-нибудь видели, чтобы соперник умышленно проводил атаку в ту часть тела, которая недавно была травмирована?

– Нет, ни разу. Я думаю, хоккеисты вне зависимости от ситуации стараются играть агрессивно. А если ты топ-хоккеист и лидер команды, то против тебя просто чаще используют запрещенные приемы. Но это игра – контактный вид спорта, в котором борьба присуща на каждом участке. Здесь ты должен быть в любой момент готов к жесткому приему, но я не думаю, что кто-либо именно умышленно играет в проблемную часть тела. Соперник просто сражается как может.

Спортсмены вынуждены залечивать травмы в ходе сезона. Значит ли это, что они начинают играть, толком не долечившись?

– Не совсем, но так бывает. Твое состояние может оцениваться на 80 процентов готовности, а не на 100, но ты все равно стремишься играть. Этого не стоит пугаться. Просто возникает ситуация, когда травма уже не беспокоит, но тебе еще стоит подготовить свое тело. А когда уже почти вернулся в норму, очень хочется играть, выйти на лед, помочь команде. Особенно, если она решает серьезную задачу по выходу в плей-офф. Я всегда хочу играть, и неважно, на сколько процентов я готов.

Конечно, мы обсуждаем целесообразность выхода на лед с доктором. Если у меня были, например, проблемы с ногой, но я уже могу стоять на коньках, значит, я готов. Иногда бывает, что доктор останавливает меня и других хоккеистов. После травмы очень хочется играть, но нам советуют поберечь себя еще пару дней. Обычно у нас проходит здоровое обсуждение, стоит это делать или нет. Со своей стороны мы, хоккеисты, постоянно хотим на лед.

О чем вы думаете в тот момент, когда впервые выходите на лед после травмы?

– Как только начинается игра, забываешь о любых болячках, которые были прежде. В течение игры, когда садишься на скамейку, то, скажем, проверяешь свое тело. Плюс несколько минут получаешь на передышку. Но даже в этот момент я не думаю о своих травмах. Мои мысли направлены лишь на то, как улучшить свою игру.

У вас есть традиции в день матча?

– Пожалуй, нет. Разве что, пинг-понг с Эллисоном :) . Если честно, у меня нет вещей, которые повторяю каждый игровой день. Может, что-то такое и есть, но я не обращаю внимания. Начинаю раскатку с левой ноги? Возможно. Надо посмотреть видеозаписи. В любом случае, я не делаю это специально, потому что вот так решил и это моя традиция.

Конечно, после успешного матча вспоминаю, чем занимался в тот день. Возможно, чем-то особенным. Но я не концентрируюсь на тех мелочах, которые были до или после матча. Меня интересуют мои действия на площадке.  Анализирую, что получилось хорошо. Потом это же стараюсь повторить в следующем матче. И в целом это позволяет позитивно настроиться на игру. Я имею в виду психологию, прежде всего. Вот в прошлом году, когда я часто забрасывал, вспоминал эти моменты и понимал, как работать дальше, чтобы провести еще один классный матч.

Что касается обычной жизни в день игры, я просто стараюсь сделать ее наиболее простой, а не повторять одни и те же действия. Как уже говорил, люблю поиграть с сыном в обед, а вечером поужинать в кругу семьи. Это такая рутина, которая позволяет мне не сильно отвлекаться от хоккея, но и расслабиться.

Какие ощущения испытывает хоккеист, когда против него проводится силовой прием?

– Конечно, это не очень приятно. Но лично я нахожу в этом исключительно позитивные моменты. Я просыпаюсь! Силовые приемы делают хоккеиста по-хорошему сумасшедшим. По-настоящему включаешься в игру. Хочешь бороться за команду, а сопернику отомстить игрой. Безусловно, иногда очень и очень больно. Но не всегда. Чаще это заводит и ты хочешь дать сдачи. Иногда я даже запоминаю хоккеиста, который провел против меня прием. И если позже в течение игры встречаю того самого парня, то могу попробовать ответить ему. Конечно, если для того возник подходящий эпизод.  Это нормальная практика. Это хоккей.

Но когда в игрока попадает шайба, кажется, что это чертовски больно.

– Ох… Это во много раз больнее, чем силовой прием. Просто есть места на нашем теле, которые недостаточно защищены. Например, ноги с передней стороны. Если туда попадает шайба, это катастрофа. Дело в том, что и скорость полета очень высокая, и сама шайба очень тяжелая. Когда она прилетает, это кошмар. А если, не дай Бог, в лицо, то тут же идет кровь. Вот в прошлом году в матче против «Медвешчака» я получил выстрел в губу – наложили аж 7 швов. До сих пор немного заметно. А когда я играл в НХЛ, шайба попала мне прямо в рот. И теперь у меня одна дырка, один фейковый зуб вверху, и три таких же внизу. Одна шайба – минус пять зубов. Я обожаю хоккей :) . Только здесь можно за несколько секунд потерять несколько зубов.

Вам нравится соперничать с агрессивными командами?

– Я не против. Иногда хорошо проверить свои силы с таким коллективом. Эти ребята на протяжение всего матча держат тебя в тонусе. И ты сам сильнее концентрируешься на игре, следишь за перемещениями соперников. И вообще: нужно быстрее бежать, мощнее бросать, чтобы тебя не уничтожили. Это заводит. Я  люблю такой хоккей. Я получаю настоящее удовольствие. А в отсутствие борьбы можешь действовать более пассивно. Но везде есть свои плюсы. В таком случае больше внимания уделяешь тактике.

Минское «Динамо» – агрессивная команда?

– Мы можем быть такой. Думаю, это одна из тех маленьких вещей, в которой мы можем прибавить, если потребует ситуация. Мы можем подстроиться под любого соперника.

Я люблю все силовые приемы. Конечно, забрасывать шайбы мне нравится еще больше:). Но и влететь в соперника – это тоже весело. Я получаю удовольствие от настоящей мужской борьбы. И мне кажется, зрителям нравится такой хоккей. Мы играем более эмоционально, и фанаты это чувствуют. Они также заводятся и сильно аплодируют, когда проводишь классный силовой прием.

Правда, иногда я видел, как хоккеисты буквально ненавидят друг друга. Они могут драться на площадке. Я видел самые разные ситуации. Но я точно знаю, что сразу после матча они могут хорошо поболтать в раздевалке. Более того, порой хоккеисты били друг друга на льду, а вечером шли вместе ужинать и улыбались один другому.

Принято считать, что хоккеистов уже тошнит от самолетов. Это действительно так?

– Нельзя отрицать, что у нас очень много перелетов. В том числе, на дальние расстояния. Такие путешествия – это очень тяжело. Иногда лишний раз думаем: проводить тренировку или нет, потому что впереди перелет, который также отнимает много сил. Когда он длится около пяти часов, твой организм действительно устает. Можно сравнить с ощущением маленькой травмы. Вроде бы готов, но и не на сто процентов. И, конечно, большой проблемой является смена часовых поясов. Это не может пройти бесследно. Лично мне трудно заснуть ночью. И вообще, после перелетов необходима более внимательная подготовка к собственному телу.

Одним словом, полет – это не отдых. Это тяжело. В это время я бы с удовольствием поспал в удобной кровати, а не так долго сидел не в самом комфортном кресле. Правда, мы летаем чартером. Это облегчает жизнь. Пусть хоккеисты  не пользуются бизнес-классом, но мы можем занять два или три сиденья в эконом. Это удобнее. Достаточно место для каждого, несмотря на то, что спортсмены – не самые маленькие люди.

Правда, что в Канаде каждый ребенок занимается хоккеем?

– Пожалуй, да. Многие дети загораются именно этим видом спорта. Если ребенок активный и хочет чем-то заниматься, родители всегда выбирают хоккей. В Канаде всегда холодно. Что еще предпочесть? Как и в России, в Канаде хоккей является самым популярным видом спорта. И почти каждый малый хочет стать хоккейной звездой. Так что, я бы не стал отрицать, что мы сходим с ума по хоккею.

Несомненно, наш вид спорта является дорогим. Нужно купить коньки, клюшку. И вся эта экипировка стоит не так дешево. Я знаю, о чем говорю. Мой сын занимается хоккеем. Я уже купил ему клюшку, которая больше, чем он :) . Мы с ним играли еще дома в Канаде. Но и в Беларуси он работает над собой. Два раза в неделю катается на коньках вместе с инструктором, улучшает свою технику, получает удовольствие. Посмотрим, что будет в будущем. Он уже неплохо стоит на коньках. Иногда я даже беру его с собой на «Минск-Арену», и после тренировки команды он пару минут катается со мной. Он обожает это. Можно спокойно побросать шайбы.

Иногда поступает информация, что в НХЛ принимают допинг, поэтому там так круто играют.

– Ни в коем случае. Думаю, абсолютно в каждой лиге можно найти несколько человек, которые нарушают правила. Но я ни разу не видел и не слышал, что в хоккее кто-то употреблял запрещенные препараты. Как и в футболе или бейсболе, например. Может, в баскетболе принимают наркотики? :)   Но тоже вряд ли. Хоккей, как и многие командные, относится к достаточно чистому виду спорта.

Хоккеисты-легионеры особо не интересуются городом, в котором выступают, и предпочитают сидеть дома. Можешь доказать обратное?

– Я считаю, что неправильно не интересоваться местом, где проводишь так много времени. Конечно, у нас мало выходных. По моим подсчетам – около трех в месяц. Но даже в эти дни стараемся как-то разнообразить свою жизнь. Мы с женой ходим в музеи, пробуем белорусскую еду. Моя жена так и вовсе имеет богатое представление о городе. Она часто выезжает по делам. Путешествует, изучает.

Вот мы уже были в музее Великой Отечественной войны. За продуктами ездим в торговый центр «Замок» на проспекте Победителей, хоть мы и живем на Старовиленском тракте. Что касается ресторанов, то я спрашиваю совет у наших фанатов. Они рекомендуют отличные места. Когда после игры раздаю автографы, легко могу завести разговор с кем-нибудь, поинтересоваться, как лучше провести время. Как правило, болельщики очень дружелюбны.  Иногда, конечно, я занят, когда желающих получить фото слишком много. Но обычно могу поболтать с фанатами. Белорусы – приятные люди.

By.tribuna.com

В этой статье Джонатан ЧичуДжонатан Чичу
К списку новостей

#SUBSCRIBE# Другие новости рубрики
Последние новости других рубрик
Регистрация

Динамо-Минск
У вас уже есть аккаунт? Войти
Авторизация
Восстановление пароля
Впервые на нашем сайте?Пройти регистрацию