Интервью 20 сентября 2018

«Про меня часто говорили: маленький, его размажут и забудут».

Большое интервью Максима Парфеевца для Tribuna.com.

Максим Парфеевец – один из самых невысоких игроков Континентальной хоккейной лиги, однако даже при росте 170 сантиметров он год за годом был в топе снайперов белорусского чемпионата. В прошлом сезоне Парфеевец дебютировал в КХЛ, правда, провел в минском «Динамо» лишь два матча. Этим летом засидевшийся в экстралиге 26-летний игрок заключил контракт с «зубрами» и теперь пробует закрепиться в их рядах.

Tribuna.com нападающий рассказал о том, как в детстве уезжал в Подольск, о тренинге с Грабовским и динамовском «терминаторе».

Расскажи, как ты оказался в хоккее.

- Самая обычная история. В хоккей меня привел папа, он – бывший хоккеист. Играл до призыва в армию, потом уже не смог вернуться на лед.

Получается, в семье не стоял вопрос, в какую секцию отдать сына?

- Почему же? Перед тем, как прийти в хоккей, около месяца прозанимался гимнастикой. До сих пор не понимаю, почему родители привели меня туда, может, по желанию мамы, но надолго там не задержался. Помню, едем к бабушке на машине, был еще какой-то семейный праздник, и папа спрашивает: «Сынок, может, попробуешь себя в хоккее?» Я тогда еще особо ничего не понимал – маленький был, и сразу же согласился. Пришли на первую тренировку, напялил на себя фигурные коньки и вышел на лед. Так получилось, что я начал заниматься у тренера, который еще когда-то ставил на коньки моего папу. Поэтому отец почти не пропускал тренировки, все время наблюдал за мной со стороны. Мне безумно все нравилось, я постоянно ходил и спрашивал, когда в следующий раз на тренировку.

И что, ни разу в детстве не хотелось бросить хоккей?

- Нет, хоккей – моя страсть, мое увлечение. Думаю, при отсутствии желания родители не стали бы меня заставлять.

Через пять лет занятий хоккеем ты переехал в Подольск в школу «Витязя». С чем связано это решение?

- В те времена сложилась такая тенденция: в Россию стало модно уезжать и заниматься там. Первым из нашей команды уехал Ваня Дунаев 1993 года рождения. Много говорил хорошего о тамошних местах. Рассказывал, что условия шикарные: вкусно кормят, комфортные условия для проживания, а что еще нужно для развития молодого хоккеиста? За детьми хорошо присматривали, так что родители могли быть спокойны.

Не страшно было 12-летнему мальчику переезжать в другую страну?

- Благодаря Ване Дунаеву нет. Наши родители близко общались, поэтому я ориентировался на его слова. Хотя все-таки инициатива моего переезда исходила от папы.

Тяжело было попасть в «Витязь» или брали почти всех?

- В принципе, несложно. Я приехал на просмотр – подошел, но у меня даже мыслей не было, что могут отказать.

Расскажи о жизни в Подольске.

- Жили мы в спортивном интернате, причем все вместе: хоккеисты, борцы, футболисты. Ребята со всей России съезжались в Подольск, так что было очень весело. Да и за столько лет притираешься ко всем, мы много времени проводите вместе.

Сколько стоило обучение?

- Все было бесплатно. Единственное, папа оплачивал школу и мелкие потребности. Но это не запредельные суммы.

Времени на учебу хватало?

- Школа отошла на второй план, весь упор делался на спорт, сами понимаете, спорткласс, как по-другому? Три-четыре урока, и бежали на тренировку.

IMG_7164.JPG

Были еще какие-то варианты кроме Подольска?

- Я настроился на Подольск и уже особо ничего другого не рассматривал. Все получилось достаточно быстро, на раздумья времени не было. Вот в «Юности» была тройка: Дунаев, Лопачук и я. Стас поехал в Зеленоград, в «Орбиту», и там тренировался.

Был такой момент, когда подумал, что в «Юности» делать нечего? Например, Сушко-старший рассказывал, что его сын забрасывал по 12 шайб за игру…

- Нет, таких мыслей никогда не было. На то время у нас был достаточно хороший чемпионат. Хотя «Юность» частенько занимала первое место на турнирах, а наша тройка много забрасывала, поэтому чувствовали себя спокойно и уверенно. Но всегда есть куда расти. Если еще раз вернуться к теме переезда, я сделал такой выбор. Русский хоккей есть русский хоккей. Считаю, русская школа – одна из сильнейших в мире, и попробовать свои силы там – мечта любого подростка. Выше конкуренция, больше команд и хоккеистов, турниры интереснее.

Не бывает же так, что все хорошо, должны быть и какие-то недостатки.

- Всего хватало с лихвой, мы были накормлены, одеты. Хотя первое время без родителей было тяжеловато.

Ты говорил, что Панарин занимался в этой школе. Кто еще из современных звезд учился в Подольске?

- Хм, надо подумать. Из тех, кто на слуху, например, Коля Прохоркин, правда, он не жил с нами в интернате, так как сам подольский. Сейчас он один из ведущих игроков в КХЛ.

Многие ребята из тех, с кем учился в классе, сейчас связаны с хоккеем?

- Честно, давно ни с кем не общался. Все разошлись, разбежались.

В 16 лет уехал из Подольска – обучение в интернате подошло к концу?

- Да, 16 – тот самый возраст, когда приглашают во вторую команду либо отправляешься в свободное плавание. Школа закончилась, и нужно было определяться, как дальше строить карьеру. Благо поступило предложение помочь сборной Беларуси на юношеском чемпионате мире в группе А. Отец сказал: едем домой играть за сборную. Расчет был на то, что я выстрелю, меня заметят и пригласят на просмотр в клуб.

От российской стороны поступали предложения о смене гражданства?

- Честно, я уже не помню. Разговор какой-то шел, но это были только намеки, никакой конкретики. Серьезной заинтересованности у российской стороны не было, но такой вопрос лучше адресовать отцу. Он этим занимался, разбирался. Единственное, что я услышал от него: «Едем домой, будем представлять нашу страну».

После возвращения в Беларусь прошло около 10 лет. Считаешь сейчас переезд в Подольск правильным решением?

- Жизнь идет своим чередом, я не оглядываюсь назад. Как есть, так есть, зачем копаться в прошлом?

После ЮЧМ ты оказался в «Керамине» – немного странно для бывшего игрока «Юности».

- Нашей сборной руководил Сергей Петухов, на то время он возглавлял и «Керамин». Возможно, увидел во мне перспективу, приглянулся я ему чем-то. Сергей Васильевич предложил попробовать силы в первой команде «Керамина», но для 16-летнего парня тягаться со взрослыми мужиками было сложно, да еще и с моими габаритами. Провел несколько сборов с первой командой, а затем был спущен во вторую, но даже там ребята были старше меня на несколько лет.

Через год «Керамин» развалился.

- Как раз поехал на сборы с первой командой, казалось, все налаживается, но прямо в Раубичах нас собрали и объявили, что команды больше не будет. На то время у меня даже агента не было, я просто плыл по течению. Грубо говоря, какой клуб первый предложит контракт, с тем и был готов подписаться. Этим клубом оказалось «Динамо-Шинник», с которым я несколько лет играл в МХЛ.

Некоторые специалисты утверждают, что МХЛ скорее вредит молодым игрокам, чем помогают. Мол, вместо того, чтобы тренироваться, хоккеисты постоянно в разъездах.

- Что может быть лучше самой игры? В конечном счете мы сталкиваемся на льду и пытаемся добиться результата именно в играх. Тренировки тренировками, но все приходит через игры. Поэтому, наоборот, молодым хоккеистам всеми возможными силами нужно стараться попасть в подобную лигу.

Как не самому габаритному парню удалось стать капитаном «Динамо-Шинника»?

- Я веселый парень, хорошо ладил со всеми партнерами. Да и команда тогда хорошая подобралась. Видимо, тренер считал, что я могу повлиять на ребят, завести их.

IMG_1058.JPG

Насколько мне известно, ты еще и с Михаилом Грабовским тогда занимался. Как возник этот вариант?

- Миша нас собирал по всей стране. Это были групповые занятия, примерно по 10 человек. Мы разжевывали каждое действие, разбирали основные аспекты игры. Мне кажется, Мише было интересно проверить свои тренерские способности, все упражнения он отрабатывал вместе с нами.

Была видна разница при выполнении упражнений между тобой и хоккеистом НХЛ?

- Конечно, у Миши минимум брака. Человек, играя на маленьком участке три на три или пять на пять, выдает невероятные передачи. Он еще шайбу не получил, а уже знает, как ей распорядится. Есть несколько решений, продолжений, он видит все это заранее. Я сразу обратил на это внимание, такое бросается в глаза.

По каким критериям Грабовский собирал хоккеистов?

- В основном, это были молодые хоккеисты, играющие на разных позициях. Я бы назвал это мини-кэмпом.

Спустя некоторое время ты вернулся в «Юность» и стал звездой по меркам белорусского чемпионата. У тебя были переживания, что не можешь выйти за пределы нашего чемпионата?

- Не сказал бы, что я звезда. Не люблю таких громких слов. Да, достаточно много набирал очков – значит, делал все правильно, это же отражение работы на тренировках. Конечно, мне хотелось двигаться дальше и попробовать свои силы в КХЛ. Мне 26, я уже совсем не мальчик. Век хоккеиста длится не так и долго. Очень хотелось ощутить, каково это играть на более высоком уровне.

Михаил Захаров славится своей критикой в адрес молодых хоккеистов. Например, как-то он сказал, что снимает форму канадец и белорус – сразу видно, кто и как работает в зале. По поводу твоей физической формы у Захарова были вопросы?

- Давай пропустим этот вопрос :).

Жим лежа сколько у тебя сейчас?

- Рабочий вес – 100, но на один раз, думаю, 120 выжму.

А стометровка?

- Из 13 секунд точно выйду. В лучших кондициях может быть 12,5.

Для многих было загадкой, почему ты провел только два матча за «Динамо» в прошлом сезоне.

- Почему загадкой? Все логично и было известно заранее: два матча – и домой. Между «Юностью» и «Динамо» существовала определенная договоренность. До финала Континентального кубка оставалось немного времени, и руководство «Юности» приняло решение отпустить меня в «Динамо», дать шанс попробовать свои силы на уровне КХЛ, посмотреть способен я там вообще двигаться или нет.

IMG_8469.JPG

Как обычно проходит обмен игроками между «Юностью» и «Динамо»?

- Руководство «Динамо» звонит Михаилу Захарову, а он уже напрямую подходит к тебе и говорит. Если находишься в «Динамо» – разговариваешь с главным тренером «зубров».

Уже зимой было известно, что следующий сезон начнешь в «Динамо»?

- Нет, таких договоренностей не было. Со мной никто из руководства «Динамо» не общался, единственное, был разговор с Горди по окончании тех матчей. Он сказал возвращаться обратно, а летом, мол, подумаем о будущем.

Предсезонка «Динамо». Помнишь самый трудный день?

- Конечно. Наверное, когда бегали городок. Не очень вкусно было.

Что за городок?

- Есть определенная дистанция, например, 30 метров, на ее протяжении расставлены так называемые станции и дается 45 секунда на их прохождение. Каждая станция – фишка, где-то отжимания, где-то пресс, где-то берпи – все упражнения выполняются на максимальной скорости, а затем с ускорением возвращаешься назад. И так десять серий.

Кто впечатлил тебя по физухе?

- Все ребята были в хорошей физической форме, все старались. Но если подумать, Димка Знахаренко – вообще терминатор. Никогда не устает и готов выполнять любые упражнения.

Был доволен своей игрой за «Динамо» в летний период?

- Местами. Конечно, всегда хотелось бы лучшего, и я стараюсь требовать от себя как можно больше. Есть вещи, над которыми нужно работать и работать. Были как положительные, так и отрицательные моменты.

Что имеешь в виду?

- Это детали игры, хоккейные аспекты. Главное наладить связь с партнерами, привыкнуть к ним.

Ты как-то говорил, что у тебя присутствует языковой барьер. Этот фактор может влиять на то, в какой тройке ты играешь?

- Нет, знание иностранных языков не связано со взаимопониманием на площадке. Есть ребята, которые помогают, которые переводят. Это не проблема на самом деле.

Ни одно интервью не обходится без вопросов про рост. Это бесит?

- Нет, спокойно реагирую, меня это никак не задевает.

Бывало, что тренера говорили «нет» из-за роста?

- Да, и не раз. Особенно при переходе из молодежного хоккея во взрослый. Часто говорили: маленький-маленький, тяжело ему будет, размажут и забудут.

Ты всегда был невысоким?

- Да, самым маленьким в команде. Хотя папа у меня высокий, а вот мама нет. Скорее всего, в нее пошел.

Если бы можно было накинуть пару сантиметров, сделал бы это?

- Да, конечно :). Мне кажется, 180-185 – оптимальный рост для нападающего.

Партнерам приходилось заступаться за тебя в драках?

- Я же не боец, но в «Юности» не могу не отметить Серегу Шелега. Вот он никогда не давал партнеров в обиду и при малейших стычках выручал.

Сейчас тебе 26. Нет мысли, что если не сейчас, то уже может и не быть другой возможности на таком уровне?

- Какого-то страха нет. Головой понимаю, что сейчас тот возраст, когда нужно показывать результат и завоевывать место в «Динамо». Хочу доказать, что способен играть в этой команде, в этой лиге.

02.jpg

В этой статье Максим ПарфеевецМаксим Парфеевец
К списку новостей

#SUBSCRIBE# Другие новости рубрики
Последние новости других рубрик
Регистрация

Динамо-Минск
У вас уже есть аккаунт? Войти
Авторизация
Восстановление пароля
Впервые на нашем сайте?Пройти регистрацию