Интервью 31 июля 2020

Егор Шарангович: «Уже не отношу себя к молодым – как-никак стукнуло 22»

В интервью «Прессболу» нападающий «Динамо» рассказал о новом хобби и 25-килограмовом улове, розыгрышах партнеров в «Бингемтоне» с помощью принтера, объяснил, почему обиделся на себя в конце сезона.

Герой сегодняшнего интервью — один их «трех мушкетеров», нынешним летом временно рекрутированных минским «Динамо» из-за океана на родину. Правда, если в случае с выступающим в ОХЛ Владом Колячонком дело скорее всего завершится целым сезоном в форме «зубров», то для АХЛовцев Максима Сушко и Егора ШАРАНГОВИЧА дата возвращения за океан более или менее определенна — стык октября и ноября. Дальше — в зависимости от того, куда заведет кривая американской мечты по итогам тренинг-кэмпов: вновь в АХЛовский «фарм» их НХЛовских клубов, или, даст бог, в главную команду структуры. Или, наконец, обратно в КХЛ к родным пенатам для продолжения аренды. В любом случае несколько месяцев на родине — неплохая возможность вернуться в Новый Свет в полной боевой. То есть в хорошем тренировочном тонусе и с игровой практикой на высоком уровне. По крайней мере, 22-летний форвард ставит перед собой в числе прочих именно такие цели. И при этом, что приятно, находит время для общения с журналистами после очередного утомительного тренировочного дня в режиме трехразовых занятий.

 — Как самочувствие после рабочего дня?

— Нормальное. Тем более сегодня был можно сказать легкий день.

— А тяжелый — это когда штурмуете горки бегом?

— О, да, это куда напряжнее. Хотя и с этим справляюсь: в конце концов я еще до сборов занимался. И сейчас чувствую — не зря, справляюсь со всеми нагрузками без стонов.

— Как занятия с приглашенным сейчас поработать с «Динамо» тренером конькобежной сборной?

— Интересные. Было уже несколько, работали на песке. Не скажу, что это для меня абсолютная новинка — прежде с таким тоже сталкивался. Но в любом случае это полезно и точно не помешает.

— За океаном такие упражнения, наверное, были бы экзотикой?

— Пожалуй. Но только потому, что в Америке, давно известно, другие принципы подготовки. Кэмпы в межсезонье не такие долгие, и в них ты должен приехать уже самостоятельно подготовленным. Дальше классическое «лед-зал», и совсем скоро — контрольные матчи.

— По сравнению с нашими — расслабуха…

— Это как сказать. За океаном даже ледового занятия хватит, чтобы «наесться». Все в очень быстром темпе, практически без пауз.


— А у Вудкрофта в «Динамо» не так?

— Примерно так, он же канадец. И тоже требует, чтобы все делалось максимально быстро и четко. Но все же различие есть: в Штатах никто не тратит время для перевода игрокам сказанного коучем по-английски. У нас же считают нужным растолковать подробнее по-русски для тех, кто «инглишем» владеет не вполне. Отсюда паузы чуть длиннее.

— Ну, у тебя-то английский, видимо, уже от зубов отскакивает?

— Ну как от зубов… В основном конечно перевод мне уже не требуется. Особенно на льду во время тренировок. И все же идеальным свое владение языком еще не назову, есть к чему стремиться при общении в быту.

— Но прогресс-то есть?

— О, еще какой! Я же, приехав в Штаты два года назад, вообще в плане языка был «ни в зуб ногой». Кроме «хэллоу» да «хау а ю» почти ничего не мог сказать. Но решение этой проблемы тут давно поставлено на поток: клуб нанял репетитора мне. Заодно с Егором Яковлевым, когда его спускали из «Нью-Джерси» к нам в «Бингемтон». Усиленно занимались минимум пару раз в неделю. Плюс мне очень повезло, что в штабе нашей команды работает Сергей Брылин. Он здорово помогал в плане перевода в первое время. Сейчас с хоккейными терминами мне уже куда проще. В бытовом языке, правда, как уже говорил, есть еще некоторые пробелы. Но партнеры из местных в этом плане очень помогают. Понимая, что мне еще тяжело что-то понимать, стараются использовать максимально простые конструкции при общении.

— Судя по недавнему материалу о тебе на сайте «Дэвилз», ты уже освоился настолько, что в «Бингемтоне» не осталось никого, кто бы не пострадал от приколов Шаранговича.

— Ну а почему не поднять настроение партнерам? Да и не один я приколист — обычно придумываем что-то на пару со словаком Марианом Студеничем. Здорово с ним сдружились.

— Думал, что ты скорее сошелся бы с одноязычным россиянином Мальцевым.

— И с Мишей, само собой, контачим постоянно. Он к нам с Марианом часто в гости заглядывает, мы — к нему. Тем более, что россиянин сейчас арендует то же жилье, что я в позапрошлом сезоне. Просто со Студеничем второй год общаемся, вместе подписывали контракт, сейчас вместе арендуем квартиру. И парень он очень веселый, простой и дружелюбный. Ровесник, опять же.

— Но твоей практикой во взрослой сборной пока похвастать точно не может.

— Ему тоже уже есть чем гордиться. Дебют на взрослом «мире», да еще на домашнем чемпионате, да еще с очень неплохими для новичка 1+4 по итогам… Уже начинаем подтрунивать друг над другом, что встретимся лицом к лицу на олимпийской квалификации.

— Ее перенос не слишком огорчил?

— Думаю, нашей сборной это точно не повредит. Скорее наоборот: и у тренеров будет больше времени, чтобы определиться с наиболее оптимальным составом, да и у нас лишний год на то, чтобы стать опытнее.

— На каком языке общаетесь со словаком?

— О, это отдельная история! Эдакий коктейль из английского, словацкого, белорусского и русского. Словацкий же с белорусским чем-то похожи, довольно много общих слов. Кроме того Мариан в школе учил русский.

— Внезапно. Думал, в бывшей Чехословакии в школах этого нет со времен кончины Варшавского договора.

— Тем не менее. Учил, правда, он его всего несколько лет. В итоге алфавит знает, читать на кириллице умеет, но смысл понимает не всегда. Например, когда начинает читать мои сообщения на весь автобус.

— И как на пару с приятелем подкалываете партнеров?

— Ой, да вариантов много. Один из них — наклейка на шлем или джерси. У нас в раздевалке есть принтер, который может распечатать наклейку с любым текстом. Вот и катаются на тренировках некоторые, пока не поймут по смеху партнеров, что «что-то не то». Или не увидят свое отражение в оградительном стекле. Но все нормально, никто не обижается. Вообще у нас очень классная и дружная команда, все на позитиве. Даже разъехавшись в марте из-за коронавируса, не теряем контакт. Постоянно списываемся, узнаем, где кто думает поиграть до начала в Америке следующего сезона. Правда, моей конкретикой похвастать пока могут немногие.

— Так понимаю, ты иных вариантов не рассматривал?

— Кроме динамовского — нет, само собой. Зачем искать от добра добра? Здесь родина, тренеры хотели меня видеть, уже немалый опыт выступления в клубе имеется. И руководство в лице Дмитрия Юрьевича Баскова давно было на связи по теме — уже через пару месяцев после досрочного завершения сезона в АХЛ. Решили, что и для «Динамо», и для меня это лучший вариант.

— Как вообще развивалась коронавирусная тема в Бингемтоне?

— Стремительно. Хотя на новости стали обращать внимание заранее. Кстати, именно Мариан поднял в раздевалке тему: мол, парни, в Китае какая-то новая зараза, нужно беречься. Сразу закупились антисептиками, стали чаще мыть руки и так далее. После очередного выезда на матч в Канаду нам сказали готовиться как минимум к приостановке сезона. На тот момент НБА и НХЛ об этом уже объявили. Наконец наутро после очередной игры руководство постановило: запланированной тренировки не будет, на арену носа не казать, сидеть по домам, закупившись продуктами на несколько дней.

— И сколько так провели в заточении?

— Недолго — всего пару-тройку дней. То есть ровно столько, сколько клубу понадобилось, чтобы дождаться официальной отмены окончания сезона в АХЛ и купить всем билеты на самолет на родину. Все делалось очень быстро.

— Полагаю, тебе было особенно обидно: под занавес сезона набрал завидные бомбардирские обороты.

— Обидно, конечно. Но куда больше чем за себя — за всю команду. Мы же по ходу чемпионата совершили красивый камбэк: с последнего места в лиге влетели в зону плей-офф. При том, что по ходу отрыв от нее был под двадцать очков. Но наш коуч Марк Деннехи сказал: «Что мешает нам сделать то, что недавно удалось «Сент-Луису», взявшему в такой же ситуации Кубок Стэнли?». И ребята поверили ему и в себя, мы стали выдавали победные серии по семь матчей, по восемь… Но, выходит, с Кубком Колдера пока придется повременить.

— Велика ли разница между «Динамо», из которого ты уезжал два года назад, и в который сейчас вернулся?

— По составу — заметная. Много новых ребят, легионеры так вообще все. Штаб другой, в руководстве клуба новые люди… Но хватает и общего. Например, во главе штаба все еще канадец. Просто тогда был Дуайер, сейчас — Вудкрофт. А так джерси с обновленным логотипом, немало молодых…

— Ты все еще к ним себя относишь?

— Пожалуй, все-таки нет: как-никак уже стукнуло 22. То есть требования больше, снисхождения меньше. И у тренеров к тебе, и у самого к себе. Это больше применительно к тем, кто не разменял третий десяток лет. Колячонку тому же.

— Потянет парень уровень КХЛ, как считаешь?

— Вполне, почему нет? На тренировках Влад впечатляет: техника при нем, катание тоже на уровне. И, главное, парень со светлой головой. Уверен, у него дела пойдут.

— А вот Протас отказался составить компанию заокеанскому десанту в «Динамо». Что думаешь?

— Что каждый волен решать, как ему будет лучше — попробовать себя в КХЛ, или провести еще сезон в юниорской лиге. Мне сложно судить: с Протасом никогда не общался, да и мой путь за океан был другим. Я же ступень системы канадских юношеских лиг не проходил.

— С Сушко, так понимаю, более дружны?

— Само собой, в одной лиге же выступали. Переписывались постоянно, у раздевалки могли поболтать, и даже на разминке у красной линии в случае встречи наших команд.

— Тренеры косо на это не смотрели?

— Вообще нет. В Америке такое в порядке вещей и не порицается абсолютно. Можешь даже со скамейки перебросится фразой-другой, раз уж в составе соперников у тебя земляк или друг.

— Случайно, не в одно ли звено вас с Максом сейчас наигрывают?

— Как раз нет, последнюю неделю работаю с Принсем и Дроздовым. Вот с Ваней прежде доводилось общаться. Тоже нормальный доброжелательный парень.

— Наличие в тройке Принса — неплохой маркер, что вас собираются использовать не в низших звеньях.

— Надеюсь. Это возвращаясь к вопросу, считаю ли я себя до сих пор «молодым». Все-таки хочется показывать в команде свои лучшие качества и приносить максимальную пользу.

— Насколько изменился Шарангович за эти пару лет?

— Уверен, что стал лучше. Прибавил в обороне, стал играть в более умный хоккей. Даже в прошлом сезоне по сравнению с позапрошлым — первым для меня за океаном.

— Как считаешь, до НХЛовской мечты еще много осталось?

— Надеюсь, что нет. Понимаю, что многое будет зависеть от ноябрьского кэмпа в «Нью-Джерси». Но до него все-таки еще несколько месяцев работы и игры в «Динамо», и это сейчас главный приоритет. Хочется, чтобы команда радовала наших болельщиков.

— Разбавим рассуждения о буднях отпускными воспоминаниями. Как прошла первая половина лета?

— Приятно и продуктивно. Бездельничать в отпуске хоккеисту долго нельзя. Особенно в ситуации этого года, когда сезон финишировал неожиданно рано. Так что позволил себе обходиться без нагрузок всего пару недель: отдыхал на даче, навещал родственников. С родителями смог пообщаться куда больше, чем несколько последних отпусков. Ну и новое хобби появилось — рыбалка.

— Обычно на этом месте хвастаются трофеями, широко разводя руки.

— И даже уже есть чем. Со спиннингом, правда, у меня дружбы почему-то не получилось, перешел на фидер. И здесь дело пошло, особенно когда коллега отца дал пару наглядных уроков. У ловли на фидер же тоже есть свои особенности. Но потом как-то с Саней Осипковым и Лешей Паценкиным из «Авиатора» на Вилейском водохранилище натаскали полный садок лещей и подлещиков. Килограмм 25 точно получилось. Это с шести вечера до семи утра. А с часу ночи просто пошел такой жор — только успевай вытягивать. Но здесь — как повезет. В другой раз выбрались на платное озеро, где, по идее, клев должен быть всегда. Просидели семнадцать часов — и ни поклевки.

— Увезешь с собой новое хобби в ноябре за океан?

— Это вряд ли. В сезоне сложно будет найти свободное время для таких развлечений. Да и рыбных мест в окрестностях Бингемптона что-то не припоминаю.

— Попроси тебя провести экскурсию по городу, куда бы повел?

— На арену прежде всего. (Смеется.) А так даже сложно сказать. Разве что еще в местный университет, наверное. Таксист как-то не без гордости сообщил, что он — четвертый по величине во всех Штатах. Город же сам по себе не слишком большой. Но прогуляться приятно.

— Каким должен стать ближайший сезон, чтобы ты его назвал идеальным?

— Для начала, само собой, успешно выступить с «Динамо». Чтобы к ноябрю позитив был и у тех, кто покинет команду, и у тех, кто в ней останется. Дальше на этом позитиве успешно проявить себя в лагере «Нью-Джерси» и в спаррингах «дьяволов». И в конце концов получить шанс сыграть в главной команде и после старта НХЛовского сезона. Для начала — хотя бы 5-7 матчей. Чтобы полностью почувствовать, какова она — лучшая лига мира. Это — главная цель.

— Пока, считаешь, идешь к ней правильной дорогой?

— Надеюсь. Здесь главное — идти, не останавливаясь и не давая себе поблажек. Другой дороги в НХЛ нет, зато сойти с нее очень просто. И никто не станет объяснять, почему шанс дан не тебе, а кому-то еще. Раз не получил — где-то недоработал. Постараюсь этого не допустить.

Вячеслав Федоренков, «Прессбол»

В этой статье Егор ШаранговичЕгор Шарангович
К списку новостей

Другие новости рубрики
Последние новости других рубрик
Регистрация

Динамо-Минск
У вас уже есть аккаунт? Войти
Авторизация
Восстановление пароля
Впервые на нашем сайте?Пройти регистрацию