Интервью 11 декабря 2015

Константин Кольцов. 11 лет спустя

Авторитет в раздевалке, лидер на льду, игрок с опытом больших побед, просто настоящий мужик – все это о Константине Кольцове. Нападающий оказался в «Динамо-Минск» этой осенью, проведя до этого в общей сложности 18 сезонов на легионерских хлебах. А последний раз он выходил на минский лед в качестве хозяина в далеком 2004 году, во время локаута – и тоже в динамовской форме.

За всю предыдущую карьеру ты сыграл на родине в общей сложности 20 матчей (9 – за «Юность», 11 – за «Динамо-Минск» во время локаута). В этом сезоне у тебя уже 21 поединок. Во-первых, как тебе играется в Минске…

- …И сразу вопрос, на который сложно дать ответ:) Мне здесь играть хорошо. Все отмечают, говоря о Минске, что приятно выходить на лед, когда трибуны заполнены, отличная атмосфера. И это правда. Плюс в Минске все мои родные и близкие. Тем не менее, действительно, для меня здесь все по-новому, потому что я впервые в ситуации, когда играю дома.

Во-вторых, никогда не жалел, что большую часть карьеры провел не на родине?

- Как-то раньше не получалось. Хотелось бороться за титулы, что-то выигрывать. Поэтому выбирал команды вроде «Салавата Юлаева» или «Атланта». Когда я в Мытищах подписывал контракт, по именам там собирался приличный коллектив, который за год до моего прихода вышел в финал. Так что для меня всегда приоритетом были команды, способные бороться за Кубок.

Ты достаточно рано уехал из дома, причем в такой город, на мой взгляд, не самый гостеприимный, как Череповец. Трудно было решиться на такой шаг или, учитывая ситуацию в белорусском хоккее на тот момент, у тебя просто не было выбора?

- Там другая ситуация была. Я на тот момент играл уже в молодежной команде «Крыльев Советов». Менеджером там был Роман Хайретдинов, который затем перебрался в «Северсталь». Он меня позвал. Я и во второй команде «Северстали» был, по-моему, самым молодым. Это был отличный опыт. Так что я спокойно переехал.

После «Северстали» в твоей карьере были новокузнецкий «Металлург», казанский «Ак Барс» и московский «Спартак». Можешь ли сравнить российскую Суперлигу того времени и нынешний КХЛ?

- Сейчас ко всему более профессионально относятся. Но если говорить об уровне игроков, то здесь сравнения уместны. В том же Новокузнецке я играл с Георгием Евтюхиным, Вадимом Епанчинцевым. Мне кажется, они и в НХЛ могли бы спокойно играть.

Вообще, хоккей сильно изменился. Тогда команды больше делали ставку на мастерство отдельных игроков, а сейчас все играют по системе, стараясь четко выполнить установку тренера. В этом большая разница.

Сейчас талантливые белорусские игроки имеют возможность играть дома. Многие считают, что условия, которые им созданы, можно назвать тепличными. Твое мнение: лучше уехать и пробиваться наверх в конкурентной среде или пользоваться теми преимуществами, которые созданы на родине?

- Сложно ответить однозначно. Тут должен быть индивидуальный подход. Могу сказать, что если бы вернуть время назад, то я уехал бы за океан раньше, а не ждал бы три лишних года. Потому что в подготовке профессиональных спортсменов североамериканцы на два шага впереди нас. В Россию это еще не пришло. Да, все стараются, учатся, берут какие-то наработки, но уровень пока все же другой. Те же тренировочные лагеря – молодые игроки там могут научиться очень многому.

Поэтому могу посоветовать, если и не уезжать на сезон, то по возможности ездить хотя бы  на подобные кэмпы. Повторюсь – американцы и канадцы нас опережают. Они быстрее, сильнее. Поэтому надо учиться у них и догонять.

Когда ты узнал о том, что попал на драфт в НХЛ. Как проходила эта процедура и какие впечатления оставила?

- Еще до драфта все было примерно известно. Пригласили, я приехал, мне вручили майку…

После драфта я остался играть в России. В «Питтсбурге» тогда была сильная команда, пробиться в которую шансов было немного. Но моей ошибкой было то, что три года после драфта я даже в тренировочные лагеря не ездил. Но тому были причины, так как российские команды в те же сроки уже начинали сезон. Поэтому ни один тренер меня не отпустил бы.

Сейчас очень редко, далеко не каждый год, белорусские молодые игроки попадают на драфт. На твой взгляд, почему так происходит? Почему сейчас в целом интерес к нашему хоккею за океаном серьезно упал?

- Сложно сказать, я не слежу до такой степени за уровнем подготовки молодежи в Беларуси. Знаю, что сейчас большая работа проводится. Много ребят ездят в тренинг-кэмпы в Северную Америку, в Россию, здесь такие лагеря организуются. Я в свое время поехал в Швецию на три недели на такой кэмп, и это дало мне очень сильный толчок. Тебя там учат каким-то нюансам, на которые в клубе у тренера просто нет времени.

«Питтсбург» того периода, когда ты туда попал, был по-настоящему звездной дружиной. Лемье, Ковалев, Страка, Морозов, Росшивал и так далее. Какие у тебя были впечатления, когда ты впервые попал в раздевалку «Пингвинов»?

- Я далеко не сразу попал в ту раздевалку, где размещалась «основа». Не скажу, что там locker room чем-то отличается от того, что есть здесь, например, в «Динамо». Все нормально общались: Лемье – не Лемье, Ковалев – не Ковалев. Наоборот, всем было интересно. Меня спрашивали: как? кто? откуда? Правда, тренировки меня сильно удивили. Проходили очень интенсивно. А в раздевалке все комфортно было.

Языковой барьер быстро преодолел?

- Первый год я мучился, вообще не говорил. Потом летом в Минске занимался с репетитором и постепенно начал общаться.

Недаром второй сезон в НХЛ у тебя получился заметно лучше.

- Да, знание языка мне определенно пошло в плюс. Кроме того, команда заметно перестроилась. После того, как «Питтсбург» не попал в плей-офф, там сделали акцент на молодых. К тому же на второй год, приехав в тренировочный лагерь, я знал, что от меня требуется, готовился к этому, был более уверен в себе. Если в первый год я приехал посмотреть, как и что, то на второй был намерен бороться за место в составе.

Там, кстати, никто не гонит тебя, терпеливо ждут прогресса, подсказывают упражнения, которые тебе помогут стать лучше. У тебя есть время работать: одним компонентом игры, в котором отстаешь, можно заниматься полгода.

Марио Лемье сейчас – уже легенда. Насколько могу полагать, он и в твою бытность в «Питтсбурге» пребывал в таком статусе. Что его отличало от всех других твоих партнеров? Что он умел такого делать на льду, что больше не умел никто?

- Я не знаю, чем он занимался в детстве, как тренировался, поэтому не могу сказать, приобретенное это мастерство или оно было дано ему от Бога, но на льду он умел все. Это его и отличало от других:)

Три сезона ты провел между НХЛ и АХЛ. Причем твою статистику во втором сезоне (9+20) можно назвать вполне достойной. Но потом был локаут. Можешь ли сказать, что именно он помешал тебе закрепиться в сильнейшей лиге мира?

- Наверное. Во втором своем сезоне в НХЛ я практически все игры провел в «Питтсбурге» и на третий год мог бы там закрепиться. Но пришлось вернуться в Россию. Я помню ту ситуацию: у меня был двусторонний контракт, и я был за то, чтобы играть в фарм-клубе. Но Ассоциация игроков запретила, так как весь предыдущий год я провел в «основе». Да, я понимал, что во время локаута российская лига усилится, но и тогда считал, и сейчас считаю, что для меня лично лучше было бы тот год провести в АХЛ. Однако от меня ничего уже не зависело.

Отъезд в «Салават Юлаев» задним числом можешь признать правильным шагом в карьере или сейчас, по прошествии лет, ты бы принял иное решение?

- «Питтсбург» мне контракт не предложил. Я уехал в Казань, просто чтобы потренироваться с «Ак Барсом». Пока мы были на сборах в Финляндии, звонили из «Коламбуса», но когда я вернулся, то у меня было на руках предложение «Салавата Юлаева». Я решил больше не ждать.

После того, как ты «осел» в России были ли у тебя реальные шансы или предложения вернуться в НХЛ?

- Конкретно ничего не было. Предлагали двусторонний контракт, но я на двусторонний не хотел. А в Уфе подбиралась такая команда, которая была способна бороться за медали.

С «уфимским» периодом в карьере связан самый весомый твой трофей – Кубок Гагарина. Каким был тот сезон? И отличалась ли победа в Кубке Гагарина от «золота» Суперлиги, выигранного буквально тремя годами ранее?

- Это были две абсолютно разные команды. Когда мы выиграли Суперлигу, на нашу победу мало кто рассчитывал. Для башкирского хоккея это был настоящий скачок вперед.

Все годы в «Салавате» была очень сплоченная команда, за счет чего и достигался успех.

Единственный Кубок «Салавата» связан с именем главного тренера Вячеслава Быкова. И единственный Кубок СКА также завоеван под его руководством. Пока в истории КХЛ это уникальный случай, чтобы один тренер дважды добивался подобного успеха с разными командами. В чем «магия» Быкова?

- Никаких уникальных методов не было. Просто он старался справедливо, четко донести все до игроков. Быков искал изюминку в каждом. Для него важны были все игроки, не отдельные личности, а команда. Поэтому, наверное, и результат был.

С Быковым, только уже по разные стороны баррикад, ты встретился в прошлом году в финале. События того Кубка Гагарина до сих пор памятны. Почему все же казанцам не удалось сдержать СКА?

- Питерцы переиграли нас, прежде всего, в обороне. Мы не так много дали им забросить в большинстве, 90% голов они забили нам в контратаках, что говорит о хорошей работе сзади. Даже такие звезды, как Ковальчук, бежали назад очень прилично.

Доводилось слышать от журналистов, что Кольцов – человек довольно замкнутый, нечасто соглашается на интервью. Но сейчас в раздевалке после матчей ты – самый безотказный из динамовцев. Каково твое отношение к этой стороне профессии?

- Я довольно открыт. Просто выходили интервью, в которых изменены некоторые фразы. Из-за этого у нас многие и закрываются. Ведь даже если что-то неточно сформулируешь, то по интонации можно понять, что имелось в виду. Газета, однако, интонации не передает.

Что касается послематчевых интервью в раздевалке… Бывает, что все расстроились, не хотят общаться. Я же как-то проще стал к этому относиться в последнее время. Если журналисты заходят после матча в раздевалку, то надо уважать их работу, оставаться и отвечать на вопросы.

Еще по поводу открытости. Сейчас хоккеисты и футболисты постепенно превращаются в звезд шоу-бизнеса. Во-первых, как ты к этому относишься? Во-вторых, ты сам готов к подобной роли? Пользуешься ли, например, соцсетями?

- Глянцевые журналы, телесъемки – это хорошо. Можно посмотреть на пример Северной Америки. Там распространены телешоу вроде «Один день с …», где показано, как живет игрок, его семья и так далее. Настоящие болельщики всегда интересуются этим. У нас же почему-то мало снимается подобных передач. Но я только за.

Соцсети? Есть у меня фейсбук, новости просматриваю. Оставляю ли сообщения сам? Бывает, но не так часто. Только если уж очень хорошее настроение:)

Андрей Ковалев на одной из пресс-конференций сказал, что ассистентская повязка была доверена тебе, потому что ты играешь важную роль в раздевалке. В чем она заключается? «Пихаешь» молодым по праву опытного или просто знаешь, что нужно сказать в трудный момент?

- Бывает, надо поддержать команду, найти нужные слова. Как пример – недавний матч с новокузнецким «Металлургом». Мы пропустили две шайбы в конце второго периода, тяжелая психологическая обстановка была в раздевалке, кто-то занервничал – в такие моменты и нужно поддержать команду. Не знаю, влияет ли это или нет. Но что-то стараемся делать.

Опять же, вопрос как к опытному игроку: при нынешних раскладах в борьбе за плей-офф, как ты оценишь шансы нашего клуба на попадание в заветную восьмерку?

- Шансы всегда есть, особенно на «Западе». Даже «Северсталь» при удачной серии может попасть в восьмерку. Нам же надо стремиться не остаться на восьмом месте, а идти дальше. Шансы есть у всех, а у нас – тем более.

блог «Динамо-Минск» на sports.ru

В этой статье Константин Кольцов Константин Кольцов
К списку новостей

#SUBSCRIBE# Другие новости рубрики
Последние новости других рубрик
Регистрация

Динамо-Минск
У вас уже есть аккаунт? Войти
Авторизация
Восстановление пароля
Впервые на нашем сайте?Пройти регистрацию