Интервью 28 января 2020

Райан Спунер: «Если продолжать карьеру в КХЛ, то почему бы не в Минске?»

Интервью форварда минского «Динамо» корреспонденту «Прессбола».

Твои впечатления о проведенных в Минске месяцах?

- Лига хорошая, город замечательный. В Швейцарии в хоккейном плане мне не очень нравилось, потому что играл мало. Здесь же регулярно выхожу на лед, и это хороший опыт.

Но результаты «Динамо» не радуют...

- Увы. Когда приходим на арену, смотрим записи матчей и видим наши ошибки, морально это подавляет. Однако фокусируемся на том, чтобы выступать удачно. Вот матч со «Спартаком» стал хорошим примером того, как можем играть. Поражения – отстой, но надо двигаться вперед и находить позитив.

Раньше твои команды терпели по 11-12 поражений кряду?

- Никогда. Они вообще чаще побеждали, чем проигрывали. «Бостон», «Рейнджерс», клубы AHL... Может, только «Эдмонтон» набирал чуть меньше 50 процентов очков. Длинные серии неудач — новый для меня опыт. Но и это чему-то учит, помогает выработать характер.

В такой ситуации каждая победа доставляет особенные эмоции?

- При мне за три месяца «Динамо» выиграло только пять или шесть матчей. Каждый успех приятен – у игроков и тренеров улучшается настроение.

Едва приехав в «Динамо», в ноябре ты стал одним из лучших снайперов КХЛ. Адаптация далась легко?

- Не сказал бы. Стиль хоккея здесь отличается от привычного. Просто я горел желанием вновь помногу играть. В прошлом сезоне в НХЛ выходил на площадку не часто, и многие стали сомневаться, могу ли еще забрасывать и набирать очки. Мне было что доказывать, да и сейчас есть. Приехал в Минск, чтобы помочь команде и перезапустить свою карьеру. В целом это удалось.

Что было не так в Швейцарии?

- А там тренер не очень ценил атакующие таланты. Ему больше нравились игроки оборонительного типа. Он решил, что я не лучший кандидат на место центрального нападающего. Кстати, сейчас этого коуча в команде уже нет...

Как ты оказался в Минске?

- Встал перед выбором — или оставаться в «Лугано» до конца сезона, но играть мало, или куда-то переходить. В швейцарском клубе я не выходил на лед в девяти-десяти матчах. Поговорил с генменеджером, который и приглашал меня туда. Он изначально обещал, что буду играть много, но я провел лишь две встречи. Отчасти виноват сам – в этих поединках ничего особенного не показал. Хотя, считаю, не совсем справедливо звать хоккеиста из-за океана, а затем почти не давать ему шансов. В итоге генменеджер решил, что мне лучше уйти.

Правда, что ты мог оказаться и в «Куньлуне»?

- Не помню, чтобы с ним велись переговоры. Помню, как пообщался по телефону с Вудкрофтом. Мне понравилось то, что он рассказал о команде. Считаю, Крэйг — отличный тренер. Дает мне играть в мой хоккей.

Он же тренировал в Швейцарии. Старые связи и помогли выйти на тебя?

- Не совсем так. В Германии Вудкрофт работал вместе с Джеффом Уордом, который был одним из тренеров «Бостона», когда я там играл. Так Крэйг и узнал обо мне.

Кого из динамовцев ты знал?

- Одно время играл вместе с Шейном Принсом. А с Джо Морроу три года выступали за «Брюинс». Это мой хороший друг, в Минске он поселился в одной квартире со мной и моей девушкой. Джо приехал сюда в декабре, а весной сезон уже закончится. Я подумал, что есть смысл разместить его у нас, и Морроу не возражал.

Чем занимаетесь на досуге?

- Играем в приставку, бродим по торговым центрам, просто гуляем. С удовольствием ходили на гольф-симуляторы, когда они были неподалеку от арены, но потом их убрали. А жаль – классная штука. В Северной Америке, если становилось скучно, я часто наведывался в кино, но здесь фильмы обычно дублируют, и ничего не понятно. На английском показывают, может, раз в неделю.

Ты ведь бывал в Минске и раньше?

- Лет десять назад приезжал с юношеской сборной Канады. Мы тогда жили неподалеку от старой арены, и там рядом вообще ничего не было, пустота. Сейчас город выглядит более развитым.

Расскажешь забавную историю?

- Смешно, когда в такси пытаюсь объяснить, куда мне надо. Водители обычно не говорят по-английски, так что приходится переводить при помощи телефона. В магазинах – то же самое. Использую руки, картинки – наверное, выгляжу глуповато.

По-твоему, в Минске мало кто знает английский?

- Чтобы нормально поговорить, как я привык – процентов пять-десять. Большинство могут что-то сказать на простом уровне, но не более того. Приходится доставать телефон... По-русски я почти ничего не знаю, кроме «спасибо», «добрый день». Последнее слово, которое запомнил – «пожалуйста». Даже читать на кириллице не могу. Меня в Минске очень интриговали вывески «Пектопа».

Что это?

- Да я так читал русское слово «ресторан» по-английски. Спрашиваю у ребят: «Слушайте, что такое «пектопа»? Они такие: «Что??» Я им показал, тогда все стало ясно. А то не мог понять.

Как тебе местная еда?

- Я был в шоке – классная! Сыр, суши... А вот традиционные белорусские блюда особо и не пробовал. Хотя... Драники! Они есть и в Канаде, только называются «хашбраун». У нас продаются даже в «Макдональдсе». И борщ мне нравится.

Кстати, в Швейцарии после шести открыты только рестораны. Все магазины закрыты. В выходные тоже ничего не работает. За покупками надо ехать в Италию. Конечно, природа отличная – горы, озера. Но скучновато. Минск как город мне нравится больше. Здесь веселее.

Белорусская зима не удивила теплотой?

- У нас в Оттаве холоднее – на днях было «минус 30» и снегопад. Думал, и здесь 15-20 градусов мороза, а оказалось совсем не так.

В Беларуси ты с девушкой. Где познакомились?

- О, еще в старших классах. Учились в разных школах, но жили неподалеку друг от друга. Несколько лет были вместе, затем на три года разошлись, потом опять начали встречаться. Живя в Минске, подруга удаленно работает, помогает родным в бизнесе. Ходит в спортзал – в общем, не скучает.

30 января тебе исполнится 28 лет...

- Мы будем на выезде – в... Якинбурге, да?

Екатеринбурге.

- Точно. Может, ребята проставят мне ужин. Поздравят, да и все. Это летом можно праздновать как следует – в ходе сезона сложно.

28 лет расцвет сил?

- Хороший возраст. Уже не молодой, но еще не ветеран. Для КХЛ вообще то, что надо. В НХЛ же на пике ребята чуть моложе – 24-27-летние. Там площадка меньше, больше матчей за сезон...

Карьерой доволен?

- В целом да. Лет в 19 не думал, что буду выступать за «Бостон» и наберу почти 50 очков за сезон, а затем почти 40. А сожаления... Может, надо было чуть серьезнее относиться к хоккею. Мастерства всегда хватало, но мне советовали больше времени уделять тренировкам за пределами льда. Поэтому за год побывал в четырех клубах – везде мне говорили, что я не совсем в форме, что меня не волнует хоккей и так далее. Может, что-то и изменил бы, если бы оказался в прошлом. Но, надеюсь, сейчас критики смотрят на мою статистику и говорят: «О, так он в хорошей форме». И ясно, что я не безразличен к хоккею – иначе не поехал бы на другой континент. И забрасывать не разучился. Могу посмотреть в зеркало и честно сказать себе: «Сделал все, чтобы добиться успеха».

В «Динамо» в свое время долго выступал твой земляк из Оттавы Кевин Лаланд. Знаешь его?

- Даже участвовал в благотворительных мероприятиях, которые он устраивал летом. Но о Минске у Кевина не спрашивал. До прошлого года вообще не думал, что могу оказаться в КХЛ. И не знал, какие клубы выступают в этой лиге. Открываю для себя много нового.

Если бы не хоккей, кем бы ты стал?

- Может, полицейским. Мне нравится помогать людям. Или учителем. Люблю историю.

Знаешь что-то о прошлом Беларуси? Например, когда наша страна стала независимой?

- Лет сорок назад?

Вообще-то 28. Незадолго до твоего рождения.

- Ой, я неправильно посчитал. Хотел сказать, тридцать. Кажется, где-то читал, что это случилось около 1990 года.

«Бостон» тебя задрафтовал под 45-м номером. Это выше или ниже, чем ты ожидал?

- Примерно так и предполагал. Хотя говорили, что есть шансы на первый раунд, но туда я не попал.

Что оказалось более волнующим церемония драфта или дебют в НХЛ?

- Дебют, тем более он пришелся на матч с «Монреалем» – любимой командой моего отца, за которую и я болел в детстве. Позвонил тогда папе: мол, так и так, меня поднимают в основу. А он: «Это хорошая новость. Но плохо то, что на лед монреальской арены ты выйдешь в форме «Бостона». Отец терпеть не мог «Брюинз», а я там оказался. Не то чтобы он бесился, но был не совсем доволен. А потом смирился и на дебют приехал. Правда, тогда я провел на льду минут шесть, не больше.

В НХЛ ты играл за «Бостон», «Ванкувер», «Нью-Йорк Рейнджерс» и «Эдмонтон». В каком городе понравилось больше?

- В Бостоне и Ванкувере. Они чем-то похожи. Оба на побережьях океанов – правда, разных. В Эдмонтоне слишком холодно. Когда я там играл, было «минус 40». А в Нью-Йорке классно какое-то время, но не хотел бы провести там всю карьеру. Кстати, жил прямо в центре Манхэттена. На матчи ездил на метро. Вся команда так делала, чтобы не попадать в пробки. Доезжал на подземке за 15 минут « перешел дорогу, спустился и проехал семь станций до «Мэдисон Сквер Гарден». На такси добрался бы минут за 40. Нью-Йорк – город, где много стресса. Все надо заранее планировать. Хочешь поужинать в ресторане – бронируй столик за два дня, а потом целый час добирайся. В общем, там не соскучишься, но и не расслабишься.

В метро хоккеистов узнают?

- Иногда. Но вообще там бывает такая толчея... Все пихаются, чтобы залезть в вагон. Даже опасно. А вот в Минске я еще не пользовался общественным транспортом. Заказываю такси.

Уехать в Европу было тяжело?

- Да нет, я парень общительный. Люблю путешествовать, узнавать что-то новое. Наверное, многим не нравится все время переезжать с места на место. Но для меня это нормально, привык. Тем более у меня нет детей – с ними было бы гораздо сложнее.

Что твои канадские друзья и родственники знают о Беларуси и Минске?

- Честно говоря, ничего. Вот приду весной – расскажу. Отец вообще не бывал в Европе. А вот мама одно время жила в Германии. Друзья тоже без понятия. Они много спрашивают о КХЛ, потому что слушают подкаст Spittin' Chicklets, где о лиге рассказывают разные истории...

Плохие?

- Просто кое-что здесь выглядит иначе, и надо привыкать. Наверное, если человек отыграл семь лет в КХЛ и вернулся в НХЛ, некоторые моменты ему тоже покажутся необычными. А еще друзья спрашивают о городе. Классный ли он? Есть ли в Минске что делать? Показывают ли фильмы на английском? Как с шопингом? Какая погода?

Что означает татуировка на твоей руке?

- Смотри, здесь указан год рождения – 1992. Семейный герб с инициалами родителей, сестер и моими собственными. Компас в виде канадского флага со стрелкой, указывающей на север, что означает «смотри вперед и не оглядывайся». Цитата из Библии. Ангел-хранитель с крестом. А еще гаргулья, защищающая от нечистой силы.

Ты в это веришь?

- В существование демонов и привидений – да. Мои родители с этим сталкивались. Например, кресло-качалка в комнате вдруг начинает двигаться, хотя на ней никто не сидит. Или двери сами открываются и закрываются. Кто-то тебя толкает, оборачиваешься – рядом никого. Сейчас такие истории происходят реже. Обычно в старых домах, которые строились на месте кладбищ и так далее.

Я и сам, играя за «Провиденс Брюинз», жил в отеле «Biltmore», о котором говорят, что там живут привидения. Один раз мы с одноклубником хотели подняться на крышу, где в прошлом вроде как поклонялись дьяволу, приносили в жертву цыплят и так далее. Но выход был закрыт – охранник с рецепции пришел и сказал: «Ничего в гостинице не ищите. Добром это не закончится». Мы вернулись в номер. Ночью мой сосед во сне стал вдруг звать на помощь. Я подошел к нему, но ничего не заметил. А он вдруг схватил что-то на груди и оттолкнул. Проснувшись, товарищ рассказал, что почувствовал, как кто-то сидит на его груди и душит его. Потом мы прочли в Интернете, что многие люди жаловались на то же самое.

В другой раз я ночевал в этом отеле один. Специально закрыл дверь на защелку на ночь. А когда проснулся – она была открыта. Все, с меня хватило. Больше туда ни ногой. Вроде как в «Biltmore» в свое время провели полицейский рейд и убили четырех человек. Говорят, привидения – духи тех людей. Многие, конечно, считают все это чепухой. Но я верю...

В Минске ты до конца сезона или задержишься дольше?

- Пока нет планов. Закончится сезон – подумаю. Охотно остался бы. Но посмотрим, что об этом думают в клубе. Если продолжать карьеру в КХЛ, то почему бы не в Минске?

А в НХЛ?

- Я не определился, чего вообще хочу. Если пригласят на просмотр, можно попробовать. Надо будет посоветоваться с близкими и агентом. А пока у «Динамо» еще больше десяти матчей в чемпионате КХЛ. Хочется закончить сезон достойно.

В этой статье Райан СпунерРайан Спунер
К списку новостей

Другие новости рубрики
Последние новости других рубрик
Регистрация

Динамо-Минск
У вас уже есть аккаунт? Войти
Авторизация
Восстановление пароля
Впервые на нашем сайте?Пройти регистрацию