Школа 28 июля 2017

Дмитрий Басков: лет пять назад не составили бы «Юности» конкуренцию ни в одном возрасте

Сегодня в «Прессболе» вышло большое интервью директора СДЮШОР БФСО «Динамо» Дмитрия Баскова. Конкретным поводом для него стало назначение Дмитрия Юрьевича заместителем председателя ФХРБ по вопросам развития детско-юношеского хоккея.

Baskov-2.jpg

Пусть не повсеместное, но широко распространенное в кругах игровиков мнение, что из вратарей редко получаются хорошие тренеры. А управленцы?

- Стоп: это широко распространенное заблуждение. В хоккее, даже нашем, неплохо парируемое Хэнлоном. Или возьмем гандбол: что, Папруга не преуспел как тренер? Так что первое – не более чем стереотип. Что до второго... Хм, интересный вопрос... Здесь, наверное, привязка к амплуа минимальна. Я и в ее бытность старался заниматься саморазвитием и не мыслить шаблонно. Скажем, выбирая в молодости профиль высшего образования, не последовал примеру большинства однокашников по «Юности». И пошел не в университет физкультуры, а в БГУ на юридический. Много читал: нужно же было бороться со стереотипами, что хоккеисты – люди где-то ограниченные. Ему была подвержена даже моя мама. Позже, конечно, второе высшее в БГУФКе все же получил. Но это уже когда закончил карьеру.

Причем очень рано. Тем более, для вратаря.

- Да, едва исполнилось тридцать. Причина банальна – травма. Причем сложная: полный разрыв связок колена плюс мениску досталось. Операция, титановые шурупы, полгода в гипсе... Хотя играть-то хотел: восстановился, провел еще сезон. Но было понятно, что уже не то – пора завязывать. Получил второе, теперь профильное, образование, начал работать тренером в том же Бресте – и в СДЮШОР, и в клубе Экстралиги. Но, конечно, о том, чтобы когда- то возглавить школу или тем более войти в руководство федерации, даже не помышлял.

Но уже изрядно возглавляешь, а недавно и вошел.

- В первом случае интересная история: предложи мне стать директором динамовской школы тривиально, со временем на размышление, наверняка отказался бы. Но предложивший дал на раздумья только три секунды, заодно начав отсчет: «Раз, два...»

У меня есть пара вариантов, кто мог бы проводить столь прессингующий кастинг. Если бы дело происходило не в начале 2010-х, вариантов было бы даже три, но Владимир Наумов к тому времени отошел от дел...

- Не гадай, это не секрет – Игорь Рачковский. ФХРБ он тогда еще не возглавлял, но в Наблюдательный совет «Динамо» уже входил.

О своем «да» много раз пожалел?

- Ни разу. Хотя первый год был действительно сложным: проведи ты в хоккее хоть сто лет, управление, тем более не в качестве тренера – это все-таки совсем другая степь. Поначалу ходил «по компасу». Набирался управленческого опыта, общаясь с более искушенными в этой части. Задавал вопросы, отдельные из которых могли показаться даже глупыми. Но не стеснялся.

В динамовской школе на время твоего прихода к ее штурвалу, помню, была аховая финансовая ситуация.

- Куда хуже, что финансовые проблемы были не единственными. Скажем, сразу заметил, что тренеры были совсем не мотивированы давать результат. А некоторые просто не соответствовали. Первый год ушел на то, чтобы определить: кто хочет и может, кто может, но почему-то не хочет, а кто вовсе ни то ни се.

Вообще достаточная мотивация детских тренеров – ахиллесова пята нашей системы подготовки.

- Мотивировать можно по-разному. Ясно, что финансы – немалая часть, но есть еще и развитие. Любой толковый тренер оценит возможность выезжать на серьезные турниры и семинары за границу, совершенствоваться. Есть социальная мотивация, когда с любой проблемой работник может прийти и знает, что будет сделано все, чтобы помочь. Есть четыре кита руководителя: ясная цель, коммуникация, доверие и оценка. Поначалу понимал это больше интуитивно, сейчас получаю по этой теме третье образование в Школе бизнеса ИПМ. Осваиваю эффективное управление.

Так зарабатывать-то тренеры в школе стали больше?

- Да, но именно зарабатывать, а не получать. Ввели практику, по которой каждый не замыкался на своем возрасте, а параллельно участвовал в работе еще как минимум одного. Это и позволило улучшить тренировочный процесс и дало основание для дополнительного поощрения тренеров. А наставники вратарей у нас вообще проводили по четыре-пять занятий в день. Но это уже моя стихия: голкиперы – отдельная каста. Поощрялось грамотное планирование тренировок и соответствие написанного исполненному на льду, привлечение спонсоров.

Нынче школа в лидерах?

- Можно сказать – в абсолютных. Из восьми возрастов национального юношеского чемпионата мы везде в тройке, а в шести – первые.

Ревность «Юности» ощущается?

- Постоянно. Но это и здорово, когда в городе есть две сильные школы, противостояние которых – драйв для самих юных хоккеистов, их родителей и так далее. Это залог роста. Лет пять назад мы не составили бы «Юности» конкуренцию ни в одном возрасте.

Однако конкуренты, уверен, ропщут из-за переманивания у них талантов.

- Если они честны, именно за переманивание не станут. Ибо никто втихаря не сулит «перебежчикам» золотые горы – все добровольно.

Работает магия бренда «Динамо»?

- В какой-то степени. Но «Динамо» в КХЛ уже скоро десять лет, а желающие перейти в школу БФСО появились только в последние годы.

Тогда что?

- У нас создана сплоченная команда единомышленников, с одними из лучших тренерских составов в стране. Они работают на общее дело и обеспечивают результат. Условия же для тренировок у нас точно не лучше, чем у «Юности». Вернее, определенно хуже: своего льда по- прежнему нет. Квартируем на катке Дворца спорта да в последнее время – в Ледовом на Притыцкого. У «красно-синих» же три собственные площадки на балансе – в парке Горького и две на «Чижовке». Плюс каток в Малиновке – итого четыре. Отличные тренажерные залы, тогда как у нас – небольшой, устроенный в раздевалке.

Кстати, и «отжим» Ледового на Притыцкого «Юность», знаю, восприняла болезненно.

- Ничего себе «отжим»! Не случись его, сейчас, что же, счет был бы 5:1?! Теперь хоть 4:2... Но, в общем, к нам до сих пор переходят точно не за комфортными условиями. Скорее срабатывает уже упомянутая формула, согласно которой с каждым возрастом у нас занимается не один, а два или даже три тренера. Это же, естественно, ускоряет развитие детей, что понимают и их родители, да уже сами пацаны. Потом серьезное внимание уделяем отношению наставников к воспитанникам. Мат с тумаками на льду, допустимые с давних времен, категорически пресекаются. Арендуем бассейн, с детьми работает психолог. Привлекаем на первый взгляд не совсем профильных тренеров. Рукопашного боя, например: ребят обучают спецназовцы...

Спецназовцы – с 14-летними?!

- И с 12-16-летними тоже. Ясно, что не фулл-контакт, но какие-то базовые упражнения, основные принципы. Это же и своеобразный фитнес, укрепление мышечного корсета, и отличная психологическая подготовка, придающая молодым игрокам уверенности.

На пост зампреда федерации по вопросам детско-юношеского хоккея приглашали уже без «трех секунд»?

- Да, хотя сейчас я как раз быстрее ответил бы согласием. Чувствую, уже созрел, чтобы принести пользу не только одной школе, но и всей национальной системе подготовки.

Твоему избранию предшествовал не раз упомянутый эпизод, когда на майской конференции ты предложил делегатам хотя бы поблагодарить покидающего пост Игоря Рачковского.

- Просто я в курсе, как трудился человек, мы много общались. Видел его неподдельные старания и интерес к доверенному делу. Вот и захотелось встать и отдать должное, предложив остальным присоединиться.

В роли зампреда не приходится ходить «по компасу»?

- Естественно, общее понимание положения дел имелось. Какие-то дополнительные штрихи позволило сделать поручение Александра Лукашенко игрокам президентской команды посетить школы за пределами столицы, аккумулировать впечатления и доложить. Докладывал, кстати, на президентском совещании я. Здесь, к слову, не могу не вспомнить недавнее интервью «Прессболу» Кольцова. По-моему, Костя где-то перегнул палку...

В какой части?

- В утверждении, что сейчас юные хоккеисты «никому не нужны». Да, проблемы в школах есть, но не надо так рубить сплеча. Тем более Костя посетил только одну СДЮШОР. Во времена его юности на всю Беларусь была одна, лишь позже появилась вторая, в Новополоцке. Сейчас – двадцать пять. И везде дети занимаются бесплатно – за лед и тренеров платит государство, в отличие от Северной Америки и Западной Европы. Раньше пацану, если он не из Минска или Новополоцка, было в принципе почти невозможно заниматься хоккеем. Да, экипировка дороговата. Но и здесь идея удешевления по поручению президента найдена и даже воплощена. Игорь Шуневич это обеспечил.

Изготовление амуниции заключенными? Не ново: помню, нечто подобное предлагал еще Наумов. И сомнительно...

- Те образцы, которые нам предоставили, практически неотличимы от фирменных, но заметно дешевле. Ясно, что в подростковом возрасте это уже не вариант, но для групп начальной подготовки – вполне. Протестируем в начале сезона, оценим. Если зарекомендуют – чем не выход для большей массовости?..

Условия же во многих городах созданы государством действительно шикарные. На днях побывали с председателем федерации в Орше. Оценил тамошнюю инфраструктуру: будь такая у школы «Динамо», мы бы надолго были не просто первыми, а однозначно лучшими!

Будь в Орше тренерский штаб вашей школы, и они бы были. Арены, даже самые оснащенные, – максимум полдела. Все еще нет системы. В том числе и системы подготовки и поощрения детских тренеров.

- Именно! Увы, не везде в клубах есть понимание, что на деньги, затраченные в месяц на одного легионера, можно отправить на курсы десяток детских тренеров. А за его годовую – обеспечить доплату в 400-500 рублей к их ставке.

Это там, где есть клубы. И то не везде: в Могилеве и даже в Новополоцке сейчас в ответ на такое предложение имеют право рассмеяться. А в условных Пружанах – того круче: ну нет там хоккейных тренеров в принципе! И взяться неоткуда.

- Уже говорил, что поощрение – это не только живые деньги на руки здесь и сейчас. У местных властей всегда есть возможности заинтересовать специалиста. Тем же жильем, например. И средства можно изыскать. Да, сейчас это много сложнее, чем 10-12 лет назад. Когда выделенные на развитие хоккея деньги вывозились из страны чуть ли не чемоданами. Главным образом – российскими легионерами. Но можно и сейчас. И нужно. Не только деньги, но то же понимание и заинтересованность клубов и их главных тренеров в успехах школы.

Кстати, а как с этим в «Динамо»? Покович, Ковалев, Вудкрофт интересовались вашими делами и успехами, проявляли участие?

- Андрей Робертович использовал для этого едва ли не каждый свой выходной в клубе. С прошлым тренерским штабом было в этой части много сложнее.

По-моему, еще одна серьезная проблема нашей системы подготовки – подчиненность школ. Вернее, их юридическая неподчиненность федерации.

- Ладно бы федерации. Школы чаще всего вообще подчинены кто кому. Мы вот – БФСО, кто-то – арене или вообще отделам образования, и только где-то в лучшем случае все-таки клубу. Вот новое руководство и пытается разобраться в этом нагромождении, придав ему хоть какую-то завершенность.

Ох, опять «пирамиды»... Наладить стройность, на моей памяти, пыталось 12 лет три состава руководства ФХРБ. Нынешнее, выходит, четвертое. Есть уверенность, что у вас получится?

- Есть желание этого наконец добиться.

И отменный админресурс. Секрет полишинеля, что разговариваю заодно с вратарем президентской команды и ее главным тренером.

- Президент действительно трепетно относится к детям, поэтому мне сказал: «Раз справился с одной школой, можешь наладить дело в других, передать опыт».

Но даже почти абсолютный, по национальным меркам, админресурс не позволит справиться с еще одной напастью – оттоком перспективной молодежи за границу. Прежде всего – в Россию.

- И только в Россию. В смысле – проблема только с ней. В Северной Америке и Западной Европе белоруса не склоняют к отказу от гражданства или, упаси боже, сборной. Поэтому при желании юниора податься туда – подписываю трансфер с легким сердцем. Поезжай, пробуй, учись. Закрепишься там – здорово. По какой-то причине нет – возвращайся. В обоих случаях сборная не пострадает. С Россией, увы, иначе. Вообще ее, как писал поэт, умом понять порой нелегко. Грубоватый пример, но раньше Никита Михалков был лучшим российским режиссером, потому что ставил действительно классные фильмы, получал за них призы вплоть до «Оскара». Сейчас критерий его лидерства – самый высокий гонорар. Так и в хоккее, что у тренеров, что у игроков. Российские возможности портят белорусских хоккеистов.

Ну не заставишь же Россию резко обеднеть и стать для наших пацанов менее привлекательной финансово. Что делать-то?

- Крепостное и рабовладельческое право отменено во второй половине 19 века. Остается делать все, чтобы желание уезжать стало минимальным. Через создание условий для совершенствования на родине, регулярное участие в международных турнирах – и в той же России, и в Западной Европе, и за океаном.

За год можно управиться?

- Нет, естественно. Будем делать это поэтапно. Основную функцию возьмет федерация с привлечением Минспорта и ведущих специалистов минских школ. Хочется надеяться, вместе справимся…

газета «Прессбол» за 28.07.2017

К списку новостей

#SUBSCRIBE# Другие новости рубрики
Последние новости других рубрик
Регистрация

Динамо-Минск
У вас уже есть аккаунт? Войти
Авторизация
Восстановление пароля
Впервые на нашем сайте?Пройти регистрацию