Интервью 15 ноября 2017

Шарль Лингле: я испытываю огромное желание добиться чего-то значимого именно со сборной Беларуси

Самый опытный иностранец минского «Динамо» рассказал SPORT.TUT.BY, чем пугают легионеров наши таксисты, съемные квартиры и местные деньги, и почему, выбирая между Флоридой и Минском, его дети однозначно предпочли бы второй вариант.

В этом сезоне Лингле живет в Минске один — жена Мишель и сыновья-близнецы остались во Флориде. У хоккеиста чуть больше свободного времени на отдых и общение с журналистами.

- Когда сыновья в Минске, я нахожусь в постоянном движении. Они любят встречать меня после тренировки и атаковать вопросами: «Ну что, куда сегодня пойдем?» В прошлом году мальчики ходили в минскую школу и были заняты делом, а теперь они учатся во Флориде, поэтому любой приезд в Минск — это каникулы. Ждут меня, чтобы сходить на ланч, прогуляться по торговому центру, покататься на коньках в «Замке», а потом повеселиться в игровой зоне. В этом году у меня есть время закупаться продуктами и готовить у плиты в свое удовольствие. Обычно не приглашаю на ужин других легионеров, потому что знаю: парни любят посидеть в ресторанчиках в центре.

«Я провел в Беларуси пять лет, но до сих пор перевожу в уме местные цены в доллары»

В выходные и свободные вечера, когда белорусские хоккеисты спешат к семьям или могут навестить родственников, иностранцы, как правило, собираются вместе.

- В этом сезоне моя компания на обедах и ужинах — это Марк-Андре Граньяни, Юнас Энрот или Джек Скилле. Если не хочется ужинать в одиночестве, всегда можно позвонить Марку. Этот парень не любит готовить, поэтому постоянно соглашается выбраться в центр. Наш ужин обычно растягивается часа на два, не меньше. Болтаем с ребятами и обсуждаем новости. Самая популярная тема — это тяжелые тренировочные кэмпы и странные для нас, североамериканцев, подходы, которые практикуют менеджеры некоторых клубов КХЛ.khokkeist_09112017_tutby_brush_phsl_-1029.jpgНапример, у меня не укладывается в голове, зачем селить на базе взрослых хоккеистов и таким образом пытаться их контролировать. В Канаде такого нет. Неужели менеджеры действительно верят, что это как-то поможет улучшить дисциплину? Я не знаю, как в этом году, но пару лет назад игроки ЦСКА точно ночевали на базе за день до игры, в день матча и после него. Возможно, в 60−70-е спортсмены и выпивали много алкоголя, но за эти годы хоккей серьезно изменился. Сегодня никто из профессионалов такого себе не позволяет. Мы с ребятами часто обсуждаем подобные воспитательные меры и не можем найти объяснений, как жизнь вне дома способна повлиять на результат. Скорее, это просто говорит о недоверии.

По словам Шарля, в Беларуси проще адаптироваться игрокам, которые когда-то уже играли в Европе или хотя бы бывали здесь в качестве туристов.

- Тяжелее тем североамериканцам, которые прилетают в Минск прямиком из Канады или США. Первый шок поджидает иностранцев, когда они приходят в обменные пункты и получают абсолютно незнакомую валюту. Я провел в Беларуси пять лет, но все равно постоянно перевожу в уме местные цены в доллары, считаю на калькуляторе и судорожно пытаюсь понять, что и сколько стоит в белорусских рублях.khokkeist_09112017_tutby_brush_phsl_-0992.jpgПеред тем как впервые переехать в Минск Лингле отыграл сезон в Нижнем Новгороде.

- Россия шокирует намного больше, чем Беларусь. Чего только стоят воспоминания о продуктовых магазинах в Нижнем Новгороде. Я привык ходить за покупками спокойно и расслабленно: кассир пробивает товар, другой сотрудник помогает укладывать покупки в сумки. Шопинг в России больше похож на спринт: надо максимально быстро выложить продукты на ленту, затем молниеносно загрузить их в пакеты, потому что следом уже стоит нервный человек, который ждет очереди и одним взглядом поторапливает тебя. Там никто не придерживает двери — возможно, в Минске с этим тоже есть проблемы, но, по-моему, в Нижнем с культурой похуже. Не хочу давать оценок, просто описываю ту реальность, которую увидел.

«Самый распространенный вопрос новичков: „Зачем представители клуба забрали мой паспорт?“»

В Нижнем Новгороде Шарлю помогал освоиться другой более опытный легионер — австрийский вратарь Бернд Брюклер.

- Все эти легионерские проблемы звучат довольно глупо. Но, поверьте, мы действительно растеряны, если не понимаем, что за рыба в упаковке. В 2010-м не было столько гаджетов и приложений, которые помогали бы ориентироваться. Я просто тыкал пальцем в незнакомый продукт, пробовал его и надеялся на лучшее.

Теперь я являюсь таким же опытным советчиком для новичков «Динамо», каким в свое время для меня был Бернд. Самый распространенный вопрос, который парни задают в первые дни в Минске: «Зачем представители клуба забрали мой паспорт, что они собираются с ним делать?» Паспорт — очень важный и личный документ, поэтому иностранцы оказываются в недоумении. Я объясняю, что менеджменту надо сделать регистрацию и оформить визы для выездов за границу. Мог бы, конечно, в шутку называть другие причины, но предпочитаю не шутить на тему документов.khokkeist_09112017_tutby_brush_phsl_-1011.jpgПомимо этого, хоккеисты задают много бытовых вопросов.

- Спрашивают, сколько стоит съемное жилье, где лучше снимать квартиру, почему ее лучше снимать именно там, а где я снимаю квартиру и тому подобное. Многие легионеры селятся по соседству, я же всегда ориентируюсь на интересы семьи. Например, в прошлом году сыновья ходили в международную школу, поэтому нам было удобнее жить рядом с ней. В этом сезоне я снял апартаменты поближе к центру города.

По словам канадца, среди арендодателей много любителей заработать на иностранцах.

- Белорусские хоккеисты сразу предупредили меня: если хочешь снять жилье по вменяемой цене, попроси помочь с поисками русскоговорящего человека. Первый год я плохо ориентировался в местных расценках и снимал неоправданно дорогое жилье. У одноклубников просто отвисала челюсть, когда они узнавали стоимость аренды. Зато сейчас я уже опытный и с каждым годом нахожу все более дешевые предложения.

А еще я всегда предостерегаю новичков «Динамо» от коварных таксистов. Они быстро распознают в нас иностранцев и заламывают нереальные цены на поездки. За столько лет я уже ознакомился с примерными расценками и не ведусь на обман. Всегда прошу водителя включать счетчик и заранее интересуюсь, во сколько примерно обойдется поездка. Если вижу, что цена сильно завышена, отвечаю: «Удачи, друг, я подожду другую машину»

Здорово, что сейчас в Минске есть Uber, так что вероятность оказаться обманутым все меньше. Иногда сажусь на автобус номер один и еду прямиком на арену. Для меня не проблема воспользоваться общественным транспортом, правда, за все годы так ни разу и не спустился в метро — к сожалению, оно не едет в направлении «Минск-Арены».dinamo_torpedo_20170823_bur_tutby_phsl-4830.jpg35-летний хоккеист рассказывает, что у всех иностранцев адаптация проходит по-своему. Некоторые даже за пару лет не становятся в Беларуси «своими парнями».

- Проще всего освоиться чехам. Уже через три месяца они начинают говорить по-русски. Дольше других к Минску привыкал Эвандер Кейн. Этот канадец появился в «Динамо» в сезон энхаэловского локаута. В 20 лет у него за плечами было два сезона в НХЛ. Я не осуждаю этого талантливого хоккеиста, но все же надо признать: он вообще не напрягался, чтобы как-то зарекомендовать себя в Беларуси. Кейн просто ждал зарплату и считал дни, когда можно будет вернуться за океан.

Тяжело было и Ларсу Хаугену. Он никак не мог нащупать свою игру. Примерно в то же время «Динамо» подписало Кевина Лаланда, у которого надо было выигрывать конкуренцию. Помню, первое время Ларс боролся с неуверенностью и обстоятельствами. Большинство парней, которые заключают контракт с «Динамо», со временем все-таки приспосабливаются к местной культуре и проникаются атмосферой Минска.

«Если Степанов подхватывает шутки Кулакова — это комбо»

Лингле рассказывает, что в раздевалке «зубров» существует условное разделение на компании белорусов и иностранцев — языковой барьер пока не покорен. Хотя в команде есть невероятно харизматичные игроки, которые собирают вокруг абсолютно всех.

- Все в курсе, что главный весельчак — это Саша Кулаков. Я не понимаю, что он говорит, но это нескончаемый поток историй, которые начинаются в раздевалке, а потом доносятся из душа. Саша постоянно что-то рассказывает, а парни слушают и угорают. Если юмор Кулакова подхватывает Андрей Степанов — это комбо. Андрея не было на прошлом чемпионате мира в Париже, и в раздевалке чувствовалось его отсутствие. Даже Саша Кулаков был немного не таким без своего спарринг-партнера по юмору.dinamo_salavat_20170823_bur_tutby_phsl-3548.jpgСамым общительным и открытым из иностранцев был, пожалуй, Райан Веске. Он очень умный и наблюдательный парень, который запоминает мельчайшие детали. У Райана всегда была припасена история на случай, если надо было рассказать, как все происходило раньше. Но, честно говоря, никто из динамовцев даже близко не приближается по качеству юмора к Степанову и Кулакову. У этих парней космический уровень.

Шарль с улыбкой вспоминает многих бывших динамовцев. Бена Скривенса называет неординарным и интересным, Йере Каралахти — опытным и спокойным.

- Йере никогда не рассказывал диких историй из своей жизни. Конечно, мы знали, что он суперзвезда в Финляндии. Там все его похождения были на обложках журналов, но в Минске Каралахти не хотел никаких обсуждений, а просто стал в раздевалке своим парнем.

По словам Лингле, главными любимчиками женщин традиционно становятся вратари.

- Много лет объектом восхищения был Лаланд. Все просто обожали Кевина. Потом внимание болельщиков переключилось на Скривенса, теперь в топе Энрот. Большая часть зрительской любви достается голкиперам, потому что они на виду, им приписывают многие победы и успехи команды. Этих ребят считают идолами. Но я не могу сказать, что в «Динамо» есть тусовщики или ловеласы. Например, Марк-Андре все еще не женат, но он не ходит на вечеринки или свидания, не пьет алкоголь в течение сезона, потому что сосредоточен на хоккее и четко следует расписанию. У него просто не остается времени на развлечения.

«Летом сказал жене, что возвращаюсь в Минск. Мишель не поверила: «Не может быть! Опять? Ты шутишь!»

Шарль считает, что сам он ментально стал немного походить на белорусов.

- Из всех иностранцев я главный динамовский долгожитель, к тому же по паспорту я белорус. Пускай у нас с «Динамо» не самая простая история взаимоотношений — это уже мое третье подписание. Но я всегда открыт к диалогу и готов возвращаться в Минск. Странно, правда? Когда этим летом сказал жене, что снова планирую переехать в Минск, Мишель не поверила: «Не может быть! Опять в «Динамо»? Ты шутишь!»khokkeist_09112017_tutby_brush_phsl_-1008.jpgНо все же она была рада моему новому контракту, потому что жена любит Минск не меньше меня. Теперь она работает в Америке, а дети ходят там в школу. Мы решили, что срывать их с места — не лучшая идея. Только не думайте, что на этот раз я не привез семью в Минск, потому что опасаюсь очередного расторжения контракта. Кстати, сегодня Мишель спросила у мальчишек: «Хотите остаться во Флориде или навестить папу в Беларуси?» Они хором сказали: «Конечно, мы бы хотели в Беларусь!»

Белорусские фаны предъявляют Лингле меньше претензий, чем другим натурализованным североамериканцам. Он, как и некоторые иностранцы с белорусскими паспортами, мог бы пропускать чемпионаты мира и уделять время семье или восстановлению. Но каждый раз, когда Шарля Лингле вызывали в сборную, белорусский канадец приезжал.

- Болельщикам сложно понять, как кто-то из нас может не прибыть в команду, если получил паспорт. Я не хочу указывать пальцем на отдельных хоккеистов и осуждать их. Но, возможно, белорусы затаили обиду на Джеффа Платта после того, как в 2015 году он отказался приезжать в национальную команду из-за свадьбы. То, что мы получили гражданство, конечно, не делает нас подневольными и не обязывает быть в сборной при любых обстоятельствах. Но лично я испытываю огромное желание добиться чего-то значимого именно со сборной Беларуси. Вы не представляете, как велико было это желание в матчах Олимпийской квалификации. Хотелось выиграть что-то, чем могла бы гордиться вся страна. Возможно, люди это видят и поэтому считают меня своим парнем.khokkeist_09112017_tutby_brush_phsl_-0976.jpgВ этом году я тоже приехал на чемпионат мира и, поверьте, не только за тем, чтобы поучаствовать в ярмарке игроков и обзавестись новым контрактом. Я был уверен, что продолжу выступать в Германии, где отлично себя зарекомендовал, поэтому приехал за эмоциями. Я слышал про невероятную атмосферу чешского чемпионата мира, где белорусы обыгрывали даже американцев. Команда была на подъеме, и я хотел пережить нечто подобное. Я ведь рос в Канаде, которая живет атмосферой хоккейных побед. Пусть парижский чемпионат и получился совершенно другим, но мы остались в элите. Из года в год Беларусь держится в топ-дивизионе, а это отнюдь не мало.

«Белорусы не появляются в общественном месте пьяными или безобразно одетыми»

В прошлом году Лингле раздумывал над тем, чтобы оформить для своих сыновей белорусское гражданство. Отвечая на вопрос, зачем им «синенький» паспорт, Шарль серьезно отвечает:

- Никто не знает, что будет завтра. Мне кажется, что Восточная Европа стремительно развивается. Возможно, через пару лет здесь будет сосредоточен большой бизнес. Я всегда смотрю на перспективы. Тем более белорусский паспорт избавил бы нас от необходимости открывать белорусскую визу.

Знаете, для меня Беларусь — очень гордая страна. Люди гордятся красотой своих городов, им важно, как их поведение и поступки будут выглядеть со стороны. Возможно, белорусы не получают высоких зарплат, но они гордятся той работой, которую выполняют. Местные жители почти никогда не позволяют себе появиться в общественном месте пьяными или безобразно одетыми, и мне это очень нравится.

В этой статье Шарль ЛинглеШарль Лингле
К списку новостей

Другие новости рубрики
Последние новости других рубрик
Регистрация

Динамо-Минск
У вас уже есть аккаунт? Войти
Авторизация
Восстановление пароля
Впервые на нашем сайте?Пройти регистрацию